книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Холли Вебб

Секрет пролитых чернил

Посвящение

Посвящается Кайли

Холли Вебб

Вай Ю с огромной любовью

Мэрион Линдсей

Глава первая

– Ты правда поедешь туда? – Мейзи с удивлением посмотрела на Элис. – Интересно, каково это… В смысле, ты ведь никогда раньше не училась в школе. А это ещё и пансион… Ты будешь жить там с целой кучей других девочек!

Элис помолчала. Она погладила свою белую кошку Снежинку, что лежала на её коленях, и посмотрела на резвящихся у кресла котят.

– Знаю, – наконец очень тихо ответила она. – Я уезжаю на следующей неделе. Мейзи, если честно, мне немного страшно. Поэтому я и позвала тебя: мне надо с кем-нибудь поговорить. Даже не представляю, как это – жить с другими девочками…

Мейзи кивнула. Ей бы это наверняка не понравилось!

– Но папа так счастлив, и мне нравится мисс Дарлинг! Ой, я не знаю, как теперь её называть… Мне всё ещё кажется, что она моя гувернантка, но потом я вспоминаю, что она вышла замуж за папу. Я совсем не против того, что она стала моей новой мамой. И мне хочется, чтобы они провели медовый месяц в Италии и не волновались за меня. Но у нас нет других родственников, а остаться дома одной на целый месяц папа не разрешает. Получается, школа – единственный выход.

– А что будет, когда они вернутся? Ты бросишь школу? – спросила Мейзи.

– Папа сказал, если мне там понравится, я смогу остаться, а если нет, мне наймут новую гувернантку. Мисс Дарлинг рада заниматься со мной и дальше, но папа говорит, это будет очень странно… – Элис вздохнула, потом улыбнулась. – Зато папа договорился с директором школы, мисс Прендербай, чтобы мне разрешили взять с собой Снежинку, Бланш[1] и Лулу. Куда же я без них!


Мейзи кивнула. Она тоже сильно скучала бы по своему щенку Эдди! Сейчас он сидел на кухне под присмотром кухарки. Они со Снежинкой друг друга просто не выносили и постоянно это показывали. Надеясь, что именно в этот момент Эдди ведёт себя нормально, девочка тяжело вздохнула.

– Мейзи, это меня отправляют в пансион! Что такое? – хихикнула Элис.

Мейзи пожала плечами.

– Эдди… Надеюсь, он слушается кухарку. По дороге к тебе мы снова нарвались на неприятности. Мы встретили даму с маленькой собачкой – такой пушистой, она сама не ходит, её только везде носят. Дама несла собачку на руках, и я, если честно, подумала, что это её шуба, а не собака – часть шубы, в смысле. Если бы я только сразу всё поняла, то взяла бы Эдди на поводок. Собачка такая крохотная, Эдди наверняка подумал, что это крыса. А ты знаешь, что он с ними делает…

– Господи! Он погнался за ней?

– Не совсем… Ему не надо было гнаться. Собачка-то не убегала… Она очень испугалась. Леди спрятала её в шубку, а Эдди всё лаял и лаял, пытался подпрыгнуть, достать собачку… он этой даме всё платье испачкал!

Вспомнив эту сцену, Мейзи вздрогнула.

– Мы сбежали, – прошептала она. – Она стала звать полицию. Я подхватила Эдди и… убежала.

Элис закрыла рот рукой:

– Какой ужас! – прошептала она сквозь пальцы, но в глазах загорелся огонёк. – Мейзи, сколько же у тебя в жизни приключений! А у меня их совсем нет… – Она вздохнула. – Даже ужасное привидение в том отвратительном доме за городом оказалось совсем не привидением, а моей чудесной Снежинкой! – Элис почесала кошку за ухом, и та благодарно замурлыкала. – В Академии мисс Прендербай тем более не будет никаких приключений. Папа сказал, это наиприличнейшее место.

C отвращением и жалостью Мейзи сморщила носик. Элис грустно кивнула.

– Кажется, все девочки там очень воспитанные и ведут себя как настоящие леди. Одна даже приходится королеве дальней родственницей! Ещё трое – дочери лордов. Мисс Прендербай не терпелось рассказать об этом папе!

Мейзи нахмурилась:

– Наверное, они будут не очень мне рады, если я приду тебя навестить? Я недостаточно хороша для дочерей лордов.

– Даже не думай об этом! – заверила её Элис. – Папа договорился, тебя ко мне пустят. Поэтому мы и выбрали школу в Лондоне. Мисс Прендербай не особо любит гостей, но папа заплатил ей целую кучу денег, она не могла ему отказать. – Элис улыбнулась и встала, Снежинка повисла у неё на плече, как красивая меховая накидка. – А теперь я тебе кое-что покажу. Подарок от папы. Не знаю, как смогу без него жить целый месяц!

– А с собой ты его не можешь взять? – спросила Мейзи.

Элис хихикнула.

– Не совсем. Папа построил его для нас с мисс Дарлинг, чтобы мы могли проводить время вместе как мама и дочка. Он в саду. Пойдём через кухню, заодно возьмём Эдди. Снежинка в любом случае не любит выходить из дома.

И кошка доказала это, когда Элис открыла дверь. Снежинка, не нашедшая в коридоре ничего нового или интересного, фыркнула и спрыгнула с плеча хозяйки на кресло. Элис засмеялась:

– Вот видишь!


На кухне Эдди с радостью встретил девочек и начал приплясывать вокруг Мейзи, будто они не виделись целый год. Девочка пристально его оглядела и не заметила ни одной выдавшей бы его крошки на шерстке – кажется, щенок умудрился ничего не украсть. Хотя кухарка, увидев девочек, с облегчением вздохнула.

– Я хочу показать Мейзи сама знаешь что! – таинственно проговорила Элис.

Кухарка быстро положила в плетёную корзинку несколько свёртков и протянула её девочке.

– Вот вам перекусить, мисс Элис, – радостно улыбнулась она.

– А куда мы идём? – спросила Мейзи.

Элис повела подругу по тропинке. По лондонским меркам сад Элис просто огромный: повсюду росли розы и невероятные старые деревья, а ещё был прудик с фонтаном и рыбками.

– Увидишь! Только следи за Эдди, а то он увидит золотую рыбку, попытается её поймать и упадёт в пруд.

Мейзи побежала к пруду, где Эдди уже пытался пройтись по листьям водяных лилий, и быстро его подхватила. Потом вернулась к подруге.

В дальнем углу сада около высокой каменной стены было огромное дерево – как показалось Мейзи, это дуб, хотя она не знала точно. Этого в школе она не проходила. «Наверное, мне стоит это выучить!» – подумала девочка и нахмурилась. Она уверена, её любимый сыщик Гилберт Каррингтон сможет узнать дерево, только взглянув на его листья. А вдруг это когда-нибудь окажется важнейшей зацепкой в её собственном расследовании?

– Смотри! – восхищённо сказала Элис и указала на дерево.

Мейзи взглянула на молодые зелёные листья и ахнула. Высоко в ветках притаился красивый белый домик, будто из сказки.

– Вот тут ступеньки, – показала Элис.


Она взяла Мейзи за руку и повела её по винтовой лестнице, Эдди побежал за девочками.

– Красиво, правда? – спросила Элис, зайдя внутрь.

Удивлённая Мейзи оглядела комнатку, похожую на ту, что бывают в домиках для кукол: внутри всё такое же маленькое. Только с одним отличием: тут есть стулья, на которых можно сидеть, и стол, а на настоящей, но небольшой плите стоит медный чайник. Игрушки интереснее, чем этот дом, Мейзи никогда не видела.

– Жалко, конечно, – его только построили, а мне пора уезжать, – вздохнула Элис. – Но летом здесь будет очень хорошо, когда папа и мисс Дарлинг – ой, мама – вернутся…

Голос Элис был очень грустным, и Мейзи погладила подругу по руке:

– Может, тебе разрешат приводить сюда подружек из школы… – предположила она.

– Может… Но все эти достопочтенные дочери лордов меня настораживают. С тобой точно веселее, чем с ними! А вдруг они мне совсем не понравятся? – Элис всхлипнула и стиснула руку подруги.

– Да ну! Понравятся! – уверенно ответила Мейзи. – А если что – я приду тебе на помощь. Как-нибудь. Папа же сказал, что мне можно тебя навещать! Каждый день пускать меня не будут, но если что – пришлёшь мне весточку. Можно… хм-м… Можешь подать мне сигнал из окна!

Последнее преступление, которое расследовала Мейзи, было связано с кражей картин. Девочка во всём разобралась, когда расшифровала код воров – они оставляли послания друг другу с помощью белья во дворе соседнего дома. На самом деле сначала девочка думала, что расследует пропажу белья, а потом почти случайно наткнулась на воров картин и смогла их опознать!

– Да, хорошо! – кивнула Элис. – Тогда это будет настоящее приключение! Папа сказал, окна моей комнаты выходят на Рассел-сквер. Если мне понадобится твоя помощь, я повешу на балконе голубую шляпку, от которой у меня уши чешутся. Поэтому я её никогда не ношу. Ты сразу её заметишь. Обещаешь, что будешь внимательно следить за окном? Школа от тебя не очень далеко, хотя если идти пешком через Блумсбери, то далековато…

Мейзи пожала плечами:

– Я привыкла много ходить, так что ничего страшного. Тебе кажется, что это долгий путь, потому что тебе всегда нанимают экипаж. Не переживай, Элис. Если хочешь, я буду приходить к школе каждый день!


Элис обняла подругу:

– Мейзи, спасибо, мне теперь куда спокойнее! Пусть я и не увижу тебя, зато буду знать, что ты всё равно рядом, мой любимый сыщик!

* * *

– Бабушка, можно мне сходить в школу к Элис? Она там уже две недели, я обещала ей, что приду. Часто посетителей в школу не пускают, боятся, что девочки затоскуют по дому, поэтому я не ходила раньше.

Бабушка у раковины чистила картошку.

– Не хотелось бы мне, чтобы ты туда шла, – тихо сказала она. – Может, папа Элис и думает, что это хорошая академия, но я никогда не отдала бы тебя в школу в том районе!

– Боюсь даже представить, сколько это всё стоит! – засмеялась Мейзи. – Это же не просто школа, а академия для благородных девиц! Мы вряд ли сможем оплатить обучение там на деньги от пансиона…

– И не напоминай, – вздохнула бабушка, – денег совсем мало, на третьем этаже жильцов нет. Даже если эта школа очень хорошая, не нравится мне, что мисс Элис сейчас совсем рядом с ужасным, страшным районом. Рассел-сквер – место красивое, но уж больно близко к лондонским трущобам. Мейзи, пообещай, что будешь держаться подальше от Севен-Дайлс. Поняла? Этот район просто кишит преступниками.

– Бабушка, обещаю, я туда не пойду! Помнишь, Гилберт Каррингтон раскрыл самое кровожадное преступление, которое там произошло? Когда ещё в духовке нашли улики?

Бабушка в ужасе закрыла рот рукой, и Мейзи поняла, что лучше бы она этого не упоминала.

– Кроме того, – поспешно добавила она, – это ведь совсем не по пути!

Бабушка хмыкнула – она наверняка подумала, что такую любопытную девочку, как Мейзи, в Севен-Дайлс потянет буквально магнитом. Бабушке не очень нравилось, когда внучка строила из себя сыщика.

– Бабуль, я всё уже сделала, можно я пойду? – попросила девочка. – Элис прислала письмо, я могу прийти сегодня в любое время после обеда!

– Да, хорошо. Ты знаешь дорогу?

Мейзи кивнула и сдержала улыбку. Последние две недели она, как и обещала подруге, каждый день проходила мимо Академии мисс Прендербай, только бабушка об этом не знала. Правда, Мейзи и близко не подходила к Севен-Дайлс. Удивительно, как умудряются соседствовать живописная Рассел-сквер и узкие грязные улочки у реки. Даже Эдди они не нравились.

* * *

Очаровательная Рассел-сквер не оставила девочку равнодушной: высокие дома смотрелись куда красивее, чем домики на Альбион-стрит. Академия же мисс Прендербай хоть и не была самым большим зданием, всё равно выглядела грандиозно. На маленьких балконах у блестящих окон были расставлены горшки с цветами.

Мейзи и Эдди поднялись по белоснежным ступенькам. Около огромных входных дверей висела медная табличка: «Академия мисс Прендербай для благородных девиц».


Девочка почувствовала неловкость и посмотрела на Эдди – наверное, не стоило брать его с собой. Щенок сидел рядышком на верхней ступеньке и усердно чесал ухо. Он не очень-то походил на собаку, которую с радостью пустят к благородным девицам.

Потом девочка напомнила себе, что её пригласили. Она громко постучала и улыбнулась, когда дверь открыла служанка.

– Я к мисс Лейси. Она меня ждёт.

– А… – кажется, служанка, немногим старше самой Мейзи, не очень ей поверила и недовольно посмотрела на Эдди. – Как вас представить?

– Мейзи. Мейзи Хитчинс, – вежливо улыбнулась Мейзи. Она сделала вид, что не заметила подозрительного взгляда девушки.

– Следуйте за мной… – начала было служанка, но её прервал довольный визг, донесшийся из темного коридора. Она быстро отступила назад, из дверей вырвалась Элис и крепко обняла Мейзи.

– Мисс Элис… – пробормотала девушка и кивнула Мейзи. – Мисс Прендербай будет недовольна. Заходите внутрь.

Элис и Мейзи зашли и направились к лестнице, вдруг откуда-то выглянули девочки и уставились на Мейзи. Стоило подругам чуть удалиться от них, как Мейзи услышала перешёптывания:

– Кто она?

– Может, новенькая?

– Нет, ты что! Ты только посмотри на её платье – оно же старое!


На последней фразе девочки захихикали. Мейзи покраснела и притворилась, что ничего не слышала. Не стоило говорить этим благородным девицам, что она о них думает, а то Мейзи и с Элис поговорить не успеет, как её вышвырнут из этой школы.

– Не обращай на них внимания, они просто глупые маленькие сплетницы! – строго сказала Элис. – Пойдём ко мне в комнату. Лизабет, принеси нам, пожалуйста, чая. – Элис подтолкнула подругу к лестнице и через плечо бросила недовольный взгляд на выглядывающих девочек.

Мейзи улыбнулась, подумав, что здесь Элис стала чуть более дерзкой. Она не привыкла проводить так много времени с другими девочками, поэтому держалась особняком. Мейзи обернулась на сплетниц и с удивлением отметила, что младшей из них не больше пяти лет. Кто же отправил в пансион такого маленького ребёнка?! И неважно, что школа очень хорошая…

– Да что платье, вы на собаку посмотрите! – хихикнул кто-то. Мейзи оглянулась. Оказалось, что усмехнулась высокая красивая девочка, чуть старше Мейзи и Элис, с черными блестящими кудрями и в элегантном платье с кружевным воротничком. Мейзи она сразу не понравилась.

– Не обращай внимания на Беллу, она просто ужасно грубая! – отчётливо произнесла Элис и пошла дальше. – Эдди, дорогой, пойдём. У меня есть для тебя печенье! – Произнося эти слова, Элис обернулась и хмуро посмотрела на темноволосую девочку.

– Они все такие? – испуганно спросила Мейзи и прошла за подругой в её уютную гостиную. На диване Снежинка выгнула спину и злобно зашипела на Эдди.

– Нет, только Белла. Остальные иногда за ней повторяют. Хотя она и с ними почти всегда ведёт себя ужасно! – Элис вздохнула. – Ой, Снежинка, не надо, не царапайся. Иди лучше в спальню, мы все знаем, что вы с Эдди не дружите! – Элис посадила кошку и котят за порог спальни и закрыла за ними дверь. – Здесь много хороших девочек, хотя иногда мне совсем не с кем поговорить – вот как с тобой, Мейзи. У многих тут голова забита совсем другими вещами.

– Какими? – заинтересовалась Мейзи.

Разговор прервал тихий стук в дверь. Чуть погодя в комнату зашла девочка одного возраста с Элис и Мейзи, она принесла чай.

– Это Флоренс, – представила её Элис и начала быстро убирать со столика книги. – Флоренс, это Мейзи, моя подруга!

Флоренс поставила поднос и сделала Мейзи книксен. Девочка почувствовала неловкость – перед ней раньше никто не кланялся!

– Флоренс, что случилось? – обеспокоенно спросила Элис, увидев, что у служанки мокрые щеки и красный нос. Флоренс быстро вытерла лицо передником. «Какая она худенькая и уставшая!» – подумала Мейзи.

– Ничего, мисс, – прошептала Флоренс. – Это всё мисс Белла. Я из-за неё пролила молоко. Извините, мисс, я принесу новое.

– Ах, опять эта девчонка! – рассердилась Элис. – Как же мне хочется её ударить! Очень хочется, правда!



Флоренс улыбнулась:

– Мисс Элис, не думайте даже! Вам за это попадёт. А ещё мисс Амариллис спрашивает, не видели ли вы её туфли для танцев? – добавила она. – Она всех на уши поставила, они куда-то пропали.

– Наверное, она просто забыла, куда сама их и положила, – предположила Элис, но в её голосе слышалось волнение. – Флоренс, забудь о молоке, ничего страшного, чай и без него вкусный. Ведь тебя отругают, если ты попросишь ещё, да?

– Да, мисс. Спасибо вам большое, мисс! – поблагодарила девочку Флоренс и вышла за дверь.

– Бедняжка… – пробормотала Элис. – Она сирота, совсем недавно пришла сюда на работу из приюта. Она очень много трудится!

– А что там с мисс Амариллис? – спросила Мейзи.

Элис нахмурилась:

– Это девочка из соседней комнаты. Слышишь?

Мейзи прислушалась. В соседней комнате кто-то топал, плакал и, кажется, швырялся вещами.

– Пусть она чуть успокоится, а потом я зайду и узнаю, как она.

– Она что, растеряха? – спросила Мейзи и вздрогнула от пронзительного вопля в соседней комнате.

Элис задумалась:

– Здесь постоянно что-то пропадает. Перчатки. Туфли. Золотой браслет. Девочки говорят, у нас завёлся вор. Звучит, конечно, интригующе, но мисс Прендербай сказала, что мы сами виноваты. Мы очень избалованные и небрежные и просто не следим за своими вещами!

Мейзи сразу навострила уши. Как могут богатые изнеженные девочки что-то украсть? Она не может представить себе вора в такой школе, как эта!

– Если здесь и правда есть вор, уверена, это наш учитель танцев. – Элис задумчиво отпила чаю. – Он говорит, что он француз, но его акцент совсем не похож на акцент мадам Лориме! А ещё у него подозрительные брови.



Мейзи громко засмеялась, и чай полился у нее из носа. Эдди обеспокоенно гавкнул.

– Что такое? – спросила Элис и протянула подруге салфетку. – Мейзи, леди так не делают.

– Извини… Просто… подозрительные брови! – И девочка снова хихикнула.

– Да, согласна, это звучит смешно, – ответила Элис. – Ты просто его не видела. Но поверь, мужчина с такими бровями способен на всё!

Глава вторая

Через несколько дней Мейзи шла по Рассел-сквер – проверить, не выставила ли Элис синюю шляпку. «Понятно, что в академии девочки из богатых семей… – подумала она. – Но ведь это не значит, что они счастливы!» И пусть бабушка волнуется из-за денег, а в окошке пансиона висит табличка «Сдаются комнаты», Мейзи ни капли не завидует тем девочкам.

Когда она была в гостях у подруги и только собралась уходить, в комнату Элис ворвалась ревущая Амариллис вместе с двумя самыми маленькими девочками – Люси и Арабель. Амариллис пожаловалась на Беллу – та дернула её за волосы. Элис их успокоила, дала им конфет, и девочки ушли от неё счастливыми. Мейзи же показалось, что так много девочек в одном доме – плохая идея. И мисс Прендербай наверняка права (к великому сожалению Мейзи как сыщика) – в школе нет никакого вора, зато есть целая куча глупых девчонок. Они сами теряют вещи.

Элис, казалось, там прижилась. В лице служанки Флоренс у неё появилась подруга, а младшие девочки считали Элис своей защитницей. Наверное, помощь Мейзи вообще не понадобится, но девочка обещала подруге, что будет следить за сигналом.

Когда Мейзи подошла к школе, то удивленно распахнула глаза: за окошком на балконе висело что-то синее. Девочка ускорила шаг, почти побежала к школе. Действительно: в окне выставлена шляпка Элис.

Мейзи остановилась на другой стороне улицы и обеспокоенно посмотрела на школу. Вчера вечером, когда она проходила мимо, шляпы точно не было. А сейчас всего лишь утро. «Надеюсь, она не пыталась подать мне сигнал ночью!» – подумала Мейзи. Что же случилось? Может, это связано с подозрительным учителем танцев? Может, он и вправду вор? Но вряд ли Элис вызвала подругу только ради этого. Она на удивление хорошо справлялась с обидчицами, да и ей самой понравилось помогать другим.


Мейзи перешла дорогу и остановилась у блестящих каменных ступенек. Они с Элис договорились по поводу сигнала, но не обсудили, как Мейзи на него ответить. Ещё одного приглашения в гости у неё нет, интересно, служанки пустят её просто так? А что ещё делать-то?.. Мейзи уверенно поднялась по лестнице и позвонила.

Дверь открыла Лизабет. Служанка оглядела девочку сверху вниз – так же, как в прошлый раз.

– Я хотела бы увидеть мисс Элис, пожалуйста, – попросила Мейзи, надеясь, что подруга сейчас не на занятиях. Может, она ходит по комнате с книгой на голове. Элис рассказала Мейзи, они делают так «для осанки», чтобы спина была прямой.

Лизабет покачала головой и уже хотела закрыть дверь, но Мейзи не дала ей этого сделать.

– Пожалуйста. Если она занята, я подожду. Она хочет меня видеть!

Служанка вздохнула.

– Хочет? Слушай, ты не можешь её увидеть, потому что её тут нет. Никто не знает, где она, – лицо Лизабет исказилось от ужаса. – Не говори никому, что я это сказала, а то мне попадёт!


Мейзи чуть помедлила, затем открыла дверь и прошагала внутрь, отодвинув служанку к стене.

– Что значит, никто не знает, где она? Ведь вы должны за ней следить!

– Она исчезла. – Лизабет покачала головой и нахмурилась. – Последний раз её видели за завтраком. Она не пришла на итальянский. Мисс Флотилия, учительница, пошла её искать. Но Элис нигде нет.

– То есть её не видели все утро? – спросила Мейзи. – И никто не знает, куда она пропала?

Лизабет кивнула.

– Возможно, её похитили! – испуганно сказала она.

Раньше Мейзи казалось, что, если кто-то пропал на несколько часов, это не страшно, но сейчас исчезла Элис, которая никогда раньше никуда не ходила одна. Ещё и шляпку вывесила, хотя учителя об этом, конечно, не знали.

– В кабинете на полу разлиты чернила, – прошептала Лизабет. – Уверена, там кто-то дрался! Папа мисс Элис очень богатый, да? За неё наверняка потребуют выкуп! Только не говори никому, что я это сказала! – быстро добавила она.

– Вы вызвали полицию? – спросила Мейзи.

Девочка, впрочем, была не самого лучшего мнения о полиции. В пансионе бабушки Мейзи на третьем этаже не так давно комнаты снимал полицейский под прикрытием. Работал он не очень хорошо, если честно. Но полиция лучше, чем бездействие.

– Мисс Прендербай пока не хочет её вызывать, – прошептала Лизабет и обернулась на кабинет директора. – Для школы очень плохо, если приедет полиция. К тому же ей кажется, что мисс Элис просто соскучилась по дому. Она отправила мисс Флотилию домой к Элис посмотреть, там ли она. А теперь тебе лучше уйти, меня отругают, что я тебя пустила.

– Я никуда не уйду! – отрезала Мейзи. – Пропала моя лучшая подруга!

– Лизабет, почему входная дверь открыта? – к ступенькам подбежала молодая румяная леди. Под шляпой из пучка выбилось несколько прядей волос.

Лизабет закатила глаза и закрыла дверь, Мейзи и Эдди остались внутри школы.

– Нашли её, мисс? – с надеждой спросила служанка.

– Нет… – ответила запыхавшаяся мисс Флотилия. – Мне было ужасно неловко, я же не могла сказать, что мисс Элис пропала. Кажется, слуги что-то заподозрили. Пришлось сочинить историю, мол, она ушла гулять с подругой. Дворецкий посмотрел на меня как на сумасшедшую!



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

В переводе с фр. – Белый.