книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Кейси Уэст

Слушай своё сердце

Книга для грезящих наяву

«Слушай свое сердце» – романтическая история о любви, дружбе и о том, как важно научиться слышать не только других, но и себя.

Кейт умная и симпатичная, но не очень общительная девчонка, ей по душе проводить время на озере в компании своего верного гидроцикла. Но ее выбирают одной из ведущих школьного подкаста «Не моя проблема» и Кейт придется начать больше общаться с людьми: слушать их истории, делиться своим мнением и даже давать советы.

«Я сидела на пристани и терла мыльной мочалкой гидроцикл под номером четыре. В кармане шортов – телефон, в ушах – наушники. Я пятнадцать минут слушала подкаст про первые свидания, который порекомендовала мне Алана, и уже раз пятьдесят хохотала. Это трижды в минуту. Неудивительно, что Алана посоветовала послушать именно этот подкаст – он и правда хорош. Мне тоже надо было стать лучше. Я собиралась стать лучше. Главным образом чтобы доказать всем, что они не правы. Родители думали, я выбрала озеро и пристань только из-за того, что это легко? Я добьюсь успеха с подкастами и все равно выберу озеро.»

Однажды в студию звонит парень, признается, что тайно влюблен в девушку и просит совета. Кейт не сомневается, что влюбленный аноним – это самый красивый парень в школе Диего Мартинес. Кто же эта таинственная девушка, кому досталось сердце красавчика? Кейт кажется, что речь идет о ее лучшей подруге Алане, но… что, если она ошибается?

«Слушай свое сердце» очарует вас, в этой нежной, трогательной истории так много ярких эмоций, секретов, откровенных признаний и романтики!


Про автора

Кейси Уэст – обладательница премии Goodreads Choice Award в номинации «Художественная литература для подростков», автор таких бестселлеров как: «P. S. Ты мне нравишься», «Стань моим парнем» и «Расстояние между нами». Кейси живет в Калифорнии со своей семьей.

Глава 1

Небо было чудесного голубого оттенка, ни одно облачко не омрачало его. Я лежала на сиденье гидроцикла, закинув ноги на руль. Рука скользнула вниз и ласкала поверхность воды.

– Ты меня дразнишь, да? – спросила я небо. – Именно сегодня.

Я достала из кармана телефон и сфотографировала небо. Затем выложила снимок в соцсеть, подписав: «В отрицании». Телефон вдруг зазвонил, и я так испугалась, что чуть не уронила его в воду. Выпрямившись на сиденье, я ответила:

– Алло?

– Кейт, ты где? – спросила мама.

– Э-э…

– Вроде это не трудный вопрос, – сказала она с улыбкой в голосе. – На озере, да? Тебе в школу через двадцать минут.

– Уф.

Школа. Я делала вид, что уроки начинаются не сегодня. Если бы я училась в Аейкспрингсе – городе, где жила, то на занятия мне пришлось бы пойти только после Дня труда[1]. Но в Аейкспрингсе было слишком мало жителей. Поэтому я училась в Оук-Корт, куда приходилось полчаса спускаться по склону горы. И Оук-Корт не волновали каникулы на озере.

– Давай скорее, – сказала мама. – Сегодня первый учебный день в старшей школе у твоих брата и кузины. Им нельзя опаздывать.

– Сейчас буду, – ответила я, сбросила вызов и завела гидроцикл.

И тут мимо промчался другой гидроцикл, окатив меня водой с правого бока.

– Эй! Держи дистанцию! – крикнула я. Бесит, когда люди точно меня видят, но проплывают так близко.

Я вытерла левым рукавом экран телефона, засунула его обратно в карман пляжных шорт и направилась к пристани. Мама уже ждала меня там. Мне часто говорили, что мы с мамой похожи. Конечно, это не то, что хочет слышать шестнадцатилетняя девушка, учитывая, что ее маме сорок. Но я понимала, что они имели в виду. У нас обеих длинные светло-каштановые волосы, бронзовая кожа и ореховые глаза – карие с небольшими вкраплениями зеленого.

– Уже пятнадцать минут, – сказала мама, бросив взгляд на мой мокрый купальник.

Я улыбнулась.

– Мне только переодеться. Успею.

Я подъехала к пристани, и она потянулась за гидроциклом, чтобы его привязать.

– Этот забронирован на восемь утра, – сообщила я.

– Его надо заправить?

– Наверное, – сказала я. – Я могу это сделать.

– Кейт, школа. – Мама обняла меня сбоку.

Иногда учеба казалась мне бессмысленной тратой времени, ведь я уже знала, чем хочу заниматься в жизни – управлять этой пристанью вместе с родителями.

– Ладно, ладно. – Я поцеловала ее в щеку. – Спасибо, мам.

– Хорошего дня! – крикнула она мне вслед.

Я перешла улицу, свернула за угол и зашла в дом. Мимо меня пробежал какой-то ребенок, а следом за ним еще один с криками:

– Дядя Люк сказал, сейчас моя очередь!

Немного о том, как мы живем. Мои бабушка с дедушкой выросли в Лейкспрингсе. Им принадлежала пристань и пять акров земли через дорогу от нее. Решив отойти от дел, они подарили пристань и землю трем своим детям, которые впоследствии поделили ее и построили три дома недалеко друг от друга. Мои тетя и дядя, имевшие другие профессии, продали свои доли владения пристанью моим родителям, которые к тому времени уже управляли пристанью. Вот так она отошла к нам, при этом мы продолжили жить семейной коммуной.

Я побежала по коридору до спальни и быстро переоделась в чистые шорты и футболку в полоску. Слегка причесала мокрые волосы – высохнут по дороге в школу, затем схватила рюкзак и поспешно вышла из комнаты. У входной двери меня ждал с рюкзаком за спиной младший брат, Макс.

– Готов? – спросила я его.

– Еще как, – неприветливо ответил он.

– Где Лиза?

Я осмотрелась в поисках кузины.

– Пока не пришла.

– Схожу за ней.

Я вышла на улицу и повернула направо. Наш дом стоял в середине, зажатый домом дяди Тима слева от нас и тети Маринн справа. У дяди и тети были свои семьи с кучей детей. Я постучала в дверь дома тети Маринн. Все остальные наши родственники не считали нужным стучаться, прежде чем войти в дом другой семьи, но я придерживалась этого правила этикета и надеялась, что остальные последуют моему примеру. Когда мне никто не открыл, я вздохнула и вошла в дом.

– Лиза! – позвала я. – Нам пора!

Появилась моя четырнадцатилетняя кузина в симпатичном сарафане и облаке фруктового аромата духов. Я закашлялась.

– Что это? Ты искупалась в парфюме?

– Это «Манго дримс», они быстро выветрятся.

Она откинула на спину свои светлые волосы и потянула меня к выходу, словно это она меня ждала. Макс уже сидел в моей машине на пассажирском сиденье. Лиза села за ним и сжала его плечи.

– Девятый класс! – закричала она. – Начало новой главы, где возможно все!

– Точно, – сказала я. Или этот год станет как прошлый – времяубивателем до лета.

* * *

Звонок прозвенел, как раз когда я заехала на парковку старшей школы. Макс и Лиза выбежали из машины быстрее, чем когда‑либо на моей памяти, и к тому времени, как я заперла машину и убрала ключи в рюкзак, уже преодолели половину парковки.

– Опаздываешь в первый учебный день? – спросила Алана, подойдя ко мне и взяв меня под руку.

– Пока не опаздываю. Ты могла меня не ждать.

– Тогда какая из меня была бы лучшая подруга?

– Такая, которая хочет всегда приходить в школу вовремя.

– Мы теперь в одиннадцатом классе[2]. Можем не реагировать на звонок, – заявила Алана, подняв солнечные очки с глаз на голову.

– Кажется, в прошлом году ты говорила то же самое.

Мы вошли в здание, и Алана пожала плечами:

– Я не могу помнить все, что говорю.

Название «Секвойя-Хай» говорило само за себя: школа – большое трехэтажное здание – стояла посреди рощи секвой. Столовая и библиотека находились в соседних зданиях, поэтому в течение дня нам удавалось ощутить вкус свободы и глотнуть свежего воздуха.

В этом году у нас с Аланой было три совместных урока из шести, включая первый – вот почему она меня ждала. Пока мы шли по коридору, в кармане у меня завибрировал телефон. Мы заняли места в классе – был урок истории, и мистер Уорд принялся рассказывать, чего следует ожидать от предстоящего года. Наконец я достала телефон.

Хантер выложил фотографию на тему первого учебного дня – селфи его и сестры на фоне их нового дома. Точнее, относительно нового: они жили в нем уже три месяца, ведь переехали они туда после окончания прошлого учебного года. Фотографию он подписал: «Пожелайте нам удачи».

Он выглядел… счастливым. Пепельно-русые волосы зачесаны назад, голубые глаза блестят. Я перешла в его профиль и проскроллила старые посты, пока не нашла прошлогоднюю фотографию первого учебного дня – на ней мы стоим возле его машины. Я смотрю на него, приподняв голову, глаза светятся улыбкой. Он смотрит в камеру. Надпись к фотографии гласила: «Я выловил эту девушку в озере, чтобы вместе с ней отправиться в школу». Я и забыла, что в прошлом году перед занятиями тоже была на озере.

Алана покашляла, и я подняла голову, решив, что меня зовет мистер Уорд. Но он что-то писал на доске. Алана нахмурилась и кивнула на мой телефон, явно гадая, что случилось. Я проговорила одними губами: «Ничего» – и вышла из профиля Хантера. Надо завязывать. Он остался в прошлом. Мы договорились, что будем на связи, но его ответы на сообщения и имейлы за лето медленно сошли на нет, и мне пришлось признать поражение. Я отложила телефон и остаток урока старалась внимательно слушать учителя.

– Что ты там делала с телефоном? – спросила Алана после звонка, когда мы шли по коридору на следующий урок. – Минут десять, наверное, мечтательно глазела на экран.

– Вовсе нет. Просто листала чужие фотографии первого дня в школе.

– Понятно, – сказала она.

Возможно, так просто подруга от меня бы не отстала, если бы ее внимание не привлекло что-то в конце коридора. Она ахнула.

– Что?

Алана потянула меня в сторону, вытащив из потока.

– Ты знаешь Диего? – прошептала она.

– Кого?

– Диего Мартинеса? С прошлого года?

– Нет, я его не помню.

– Правда? Я готова поклясться, что говорила о нем как-то раз… или пятьсот раз. Помнишь, в мае мне пришлось делать лабораторную по математике? Он был моим репетитором. Он встречался с Пэм, поэтому я не могла с ним флиртовать, но… нет? – спросила Алана, заметив, что я все еще не понимаю. – Он притащил в школу щенка, потому что мама уехала из города и не могла за ним присматривать. И ему это сошло с рук.

– Ты сочиняешь на ходу? – спросила я. – Я ничего из этого не помню.

– Это потому, что он не с озера? – спросила Алана, уперев руки в бока. – Ты даже не пытаешься познакомиться с городскими.

Мы называем их городскими, хотя Оук-Корт лишь условно можно назвать городом. Его население – пятнадцать тысяч человек. Но это на тринадцать тысяч больше, чем в Лейкспрингсе.

– Это неправда! – заспорила я, – Я ни с кем не пытаюсь познакомиться. Ты же знаешь, что я ненавижу людей.

Алана засмеялась, потому что поняла, что это – по крайней мере отчасти – шутка.

– Я помню, ты говорила про парня с кольцом в носу – Дункана, – сказала я, наклонив голову. – И про какого-то еще по имени Мак…

– Хорошо, я уяснила: ты разнесла в пух и прах мою теорию про озеро.

Однако ее теория была отчасти верна. В Оук-Корт я проводила мало времени, отдавая предпочтение озеру.

– Дело не в противопоставлении города озеру, – отметила я. – А в том, что ты упоминаешь многих парней.

– Потому что они мне нравятся. Разве это плохо?

– Нет. Я всего лишь объяснила, почему могу не помнить конкретно этого.

– Несмотря на то что я говорила о нем пятьсот раз?

– Ты говорила о Брэди, который в твой день рождения зажег в столовой бенгальский огонь и был на неделю арестован.

Алана была из тех девушек, ради которых парни были готовы на все: высокой, с идеальной фигурой, темными волосами и почти черными глазами. Полинезийка по происхождению, она имела в запасе кучу историй о своем детстве на Гавайях, которые всем нравилось слушать, словно Гавайи – какая-то другая вселенная. Мне тоже нравились ее истории, поэтому я их не винила.

Она взмахнула рукой.

– Брэди остался в прошлом году.

Затем взяла меня за плечи и повернула к другому концу коридора. Перед шкафчиком стоял парень с торчавшими во все стороны темными волосами.

– А вот он – в этом, – добавила она.

– Это тот, который принес в школу щенка?

– Да. Диего.

– Ты вроде сказала, он встречался с Пэм.

Я понятия не имела, кто такая Пэм, просто повторяла слова подруги.

– Похоже, они расстались этим летом.

– Хорошо, я все запомнила. Теперь мы можем идти?

– Сначала ты должна сказать, что думаешь.

– О чем?

– О нем.

– Зачем?

– Потому что ты моя лучшая подруга, и, если я все время буду думать и говорить о парне, мне требуется твое одобрение.

Я засмеялась и погладила ее по щеке. Алане никогда не требовалось чье-либо одобрение.

– Так мило, что ты заставляешь меня почувствовать себя нужной.

– Нет, я серьезно. Что ты о нем думаешь?

– Ты просишь меня оценить его с пятидесяти шагов, притом что я ничего о нем не знаю?

– По первому впечатлению и истории со щенком.

Я с прищуром посмотрела на парня, будто таким образом могла получить о нем лучшее представление.

– Мне кажется, он проводит у шкафчика слишком много времени.

Диего, словно услышав меня, достал учебник, закрыл шкафчик и развернулся в нашу сторону. Алана все еще стояла за моей спиной, вцепившись мне в плечи, отчего было очевидно, что мы на него глазели. Он посмотрел мне в глаза своими карими, затем перевел взгляд на Алану. Теперь, рассмотрев его, я поняла, почему Алана собиралась часами думать о нем. Он был симпатичным. Волнистые каштановые волосы, загорелая кожа, большие глаза, высокие скулы, полные губы.

– Привет, Алана, – бросил он, проходя мимо нас как ни в чем не бывало. Словно девушки все время выстраивались в конце коридора, чтобы понаблюдать, как он меняет учебники у шкафчика.

А потом он ушел. Алана расцепила ладони, и я повернулась к ней.

– Ну, что думаешь? – спросила она.

– Думаю, что получилось как-то неловко.

– Нет, я насчет него. Мне нужен твой совет.

– Он симпатичный. К тому же, судя по тому, как он поздоровался, Диего почти влюблен в тебя. Одобряю.

Она улыбнулась.

– Спасибо.

Прозвенел звонок, сигнализирующий о начале второго урока.

– Увидимся на обеде! – крикнула я, помахав Алане, когда мы разошлись.

– До встречи! О, и не забудь, что последним уроком у нас подкастинг! – Алана помахала в ответ.

– Как я могу забыть? – простонала я. – Поверить не могу, что ты меня на это уговорила.

Алана триумфально улыбнулась, затем развернулась и поспешила по коридору.

Глава 2

– Вы прослушали подкаст шкоды «Секвой-я-Хай». Для подростков, подготовленный подростками и им же посвященный. Наша школа – единственная, кто пишет подкасты. Насколько нам известно. Уроки закончились, но чувствуете ли вы, слушатели, оставленный шестью сотнями подростков запах? Нет ничего лучше сочетания острых «Читос», запаха дезодоранта и пота. Мы, выпускники, будем скучать по нему точно так же, как и вы. Но не волнуйтесь, в следующем году сюда придут новые учащиеся подкастингу, чтобы превзойти нас или полностью облажаться. Ждем не дождемся! Всем мир!

Мисс Лион выключила запись, драматично нажав на кнопку, и повернулась к классу. Она была невысокого роста, с огромными глазами, которые от волнения как будто стали еще больше.

– Это последний подкаст выпускников прошлого года, – сказала она. – Вам всем есть на кого равняться. Знаю, сегодня первый учебный день, но наша аудитория проголодалась. Этим летом наши слушатели загрузили больше выпусков, чем за предыдущие два года, вместе взятые. Может, наши подкасты – еще дитя, которому пошел четвертый год, но мы набираем обороты. Теперь наше движение вперед зависит от вас.

Мы с Аланой переглянулись. Слишком много драмы для первого учебного дня.

– Во что ты меня втянула? – прошептала я.

Алана умоляла меня пойти на этот обязательный факультатив вместе с ней. Даже заполнила за меня заявление, уверяя, что все будет отлично. «Подкасты – словно мгновенные развлечения, которые всегда под рукой, – сказала она. – Заранее записанные и загруженные передачи на все известные темы». Она так и выразилась. Будто ее нанял изобретатель подкастов, чтобы она продавала его детище всем подряд. Когда я не купилась, она добавила, что на этом курсе я могу научиться микшировать, редактировать запись или получить еще какой-нибудь навык, полезный для жизни. Выглядело интереснее гончарного дела, поэтому я сдалась.

– Ваше задание на эту неделю, – продолжила мисс Лион, – придумать тему подкаста на этот год. Каждый должен предложить хотя бы одну. Проверяйте сайт, потому что заявленными считаются первые размещенные темы, повторения не принимаются. Дальше мы проголосуем. Правила просты: тема не должна звучать ранее и должна быть интересна подросткам. Ведь наши подкасты для подростков, подготовленные подростками и им же посвященные.

Справа от меня подняли руку.

– Да?.. – Мисс Лион посмотрела на лист с рассадкой, который заполнила в начале урока. – Мэллори.

– А какие темы уже поднимались?

– О, рада, что ты спросила. Я надеялась, вы все подготовились и в курсе прошлогодних выпусков, но, увы, я слишком многого хочу.

Я не слушала ни одной записи – в отличие, очевидно, от остальных.

– Я знаю все три темы предыдущих лет. Слушала выпуски с девятого класса, – заявила вдруг девушка слева от меня.

– Замечательно!.. – Мисс Лион снова бросила взгляд на рассадку.

– Виктория, – озвучила за нее девушка.

– Виктория. Такой энтузиазм мне нравится. Может, выйдете и напишете темы на доске?

Она протянула девушке маркер, и я подумала, что Виктория, скорее всего, откажется. Я бы отказалась. Но она встала и уверенно взяла маркер. Даже комментировала, пока писала.

– Выпуск первого года был посвящен изобретениям. Ученики собрали материал по изобретениям, сделанным подростками, и рассказывали о них на шоу. Также тинейджеры могли позвонить на шоу и рассказать, над чем они работают и какие их изобретения провалились. Это было занимательно. – Виктория развернулась и улыбнулась. – Моим любимым изобретением того года стало приложение «Выбери себе наряд».

Интересно, Виктория ходила в театральный кружок? Казалось, ей было вполне комфортно стоять перед классом, точно она готовилась к этому выступлению.

– Мне оно тоже понравилось, – сказала мисс Лион.

– Темой второго года стали самые известные в истории подростки, – продолжила Виктория. – Было очень интересно слушать о том, чем занимались в прошлом люди нашего возраста, например, они правили странами и грабили банки. Но в целом подкасты того года были скорее провальными, по моему мнению. Недостаточно разнообразными.

Ведущему нельзя было звонить, поэтому мы слушали одну его болтовню.

Сидящая рядом Алана заворчала. Я удивилась, что Виктория не побоялась озвучить недостатки подкаста перед руководителем факультатива, нашим учителем, ведь журнал успеваемости был в руках мисс Лион. Та выгнула бровь.

Виктория продолжила:

– Но, к счастью, прошлогодний курс поднял планку благодаря дискуссии по вопросу спорных судебных дел, касающихся подростков. Можно было звонить и озвучивать свое мнение. Для этого понадобились исследования?

Мисс Лион кивнула:

– Да. Вы все внесете свой вклад в наши шоу, начиная с исследований, редактирования записи и заканчивая проверкой звука и оборудования. Запись подкастов включает в себя множество аспектов. Вы познакомитесь с ними в этом году.

Интересно, откуда мисс Лион узнала о подкастах? Ей сейчас, наверное, сильно за сорок. Когда она училась в университете, подкастов еще не существовало.

– Кстати говоря, о вкладе, – сказала Виктория, все еще держа в руке маркер, хотя уже закончила писать. – Я бы хотела стать одной из ведущих.

– Я назначу претендентов на эту и другие роли на следующей неделе. – Мисс Лион протянула руку, и Виктория отдала ей маркер. – Сейчас важнее всего определиться с темой. – Мисс Лион махнула рукой на доску. – Предлагайте любые, кроме этих. Будьте изобретательны, постарайтесь выйти за рамки очевидного. Вы должны предложить тему к пятнице.

В классе раздалось несколько тяжких вздохов.

– Не хочу слышать жалоб по такому важному вопросу, как тема, – сказала мисс Лион. – И надеюсь, вы, нытики, в курсе, что раз в неделю после школы по подкастингу проводится практическое занятие длительностью один час. Треть из вас займется предпроектной подготовкой по средам. А остальные – редактированием записи по четвергам. – Она дважды хлопнула в ладоши и постучала маркером по доске. – Все принесли тетради на первый урок? Запишите эти темы. В оставшуюся часть урока можете устроить мозговой штурм со своими соседями насчет новой темы.

Все ринулись расстегивать рюкзаки и открывать тетради. Я записала темы и повернулась к Алане.

– Есть идеи? – спросила я.

– Нет, – ответила она.

– Я думала, темы уже определены.

– Я тоже. Как можно было выбрать тему «Известные в истории подростки»? – тихо спросила она.

– А мне это интересно.

– Серьезно? Мне казалось, я тебя знаю.

Она написала на чистом листе в моем блокноте слово «История» и демонстративно перечеркнула его двумя линиями.

– Надо придумать что-нибудь связанное с озером, – предложила я, рисуя на ее кресте фигурку, словно оседлавшую волну. – Подростки-вейкбордисты или народные сказки про озера.

– Ага, все-таки я тебя знаю.

– Это хорошая идея! – возмутилась я.

– Ты правда думаешь, что городские будут за это голосовать?

Я оглянулась, чтобы посчитать, сколько в классе учеников из Лейкспрингса. И в этот момент заметила на заднем ряду Фрэнка Янга. Я нахмурилась. Родителям Фрэнка принадлежала половина Лейкспрингса, и они мечтали полностью завладеть им. Годами они пытались выкупить у моих родителей пристань. Она располагалась в чудесном месте, где они планировали построить элитный отель. Но, поскольку мои родители не собирались ее продавать, семейство Янг пыталось силой лишить их ее – с помощью природоохранных исследований, сообщений о нарушениях правил и так далее.

– Ты его заметила? – прошипела я.

– Ага. Странно, что тебе понадобилось столько времени, – сказала Алана.

– Ты знала, что он тоже будет на этом курсе?

– Откуда я могла знать.

Фрэнк сидел рядом с Викторией. Что-то чертил в открытом блокноте, а она предлагала темы.

– Мне кажется, подойдет тема музыки. Такой еще не было, – говорила она.

– Музыкальных подкастов миллион. Не говоря уже о радиостанциях, – ответил Фрэнк.

– Она относится ко всему слишком серьезно, – отметила Алана, тоже услышав Викторию.

Я стерла с лица угрюмость и глубоко вдохнула. Не буду больше думать о Фрэнке. Возможно, нам удастся игнорировать друг друга на этих уроках. Это было бы лучшим вариантом.

– Она же метит в ведущие, – сказала я Алане. – Я бы тоже старалась, если бы следующие несколько месяцев мне предстояло говорить на выбранную тему.

– Я сама не прочь стать ведущей, – сообщила Алана.

– У тебя бы здорово получилось!

Мне же подобное казалось пыткой.

– А какое занятие выбрала бы ты? – спросила она.

Я пожала плечами:

– Проводить исследования, наверное.

– Будем надеяться, мы получим те роли, которые хотим. – И она стукнула ручкой по моей, как будто произнесла тост.

Прозвенел звонок, и я засунула блокнот в рюкзак. Поднялась, но кто-то врезался в мое плечо, проходя мимо.

– Эй, держи дистанцию, – сказал Фрэнк, продолжая шагать.

– Что, прости?

– В этот раз ты хотя бы осталась сухой, – бросил он через плечо и вышел из класса.

Сначала я ничего не поняла, а потом вспомнила утренний инцидент на озере. Это Фрэнк промчался мимо меня. И специально меня облил. Перспектива провести целый год с Фрэнком Янгом в небольшом кабинете не казалась радостной.

Глава 3

Вернувшись из школы домой, я задержалась на кухне, где мама размешивала в кувшине холодный чай.

– Папе нужна моя помощь на пристани? – спросила я.

– Нет, после обеда стало потише.

Мои брови взлетели вверх.

– Значит, есть свободный гидроцикл?

Мама засмеялась.

– Ты твердо решила потратить все сбережения на бензин?

– Да, с этого момента тебе следует рассчитываться со мной бензином.

Она открыла холодильник и достала яблоко.

– Как в школе?

– Неплохо.

– Предпоследний год может стать самым ярким.

– Ты так каждый год говоришь.

– Мне нравится мыслить позитивно.

Она включила воду, помыла яблоко и передала его мне.

– Спасибо, мам.

Когда я выходила, на кухню зашел Макс, и мама принялась расспрашивать его про первый день в старшей школе.

Пока я шла в комнату по коридору, зазвонил мой телефон, и я достала его из рюкзака.

– Привет, Алана. Уже соскучилась?

– Нам нужно обсудить темы для подкаста, – ответила она.

– Зачем? Мы только что делали это на уроке. И они будут нужны всего лишь к пятнице.

– Темы быстро застолбят. Чем дольше ждем, тем будет сложнее. И кстати, ты слушала подкасты, про которые я тебе говорила?

Я открыла дверь комнаты и кинула рюкзак на пол. Затем рухнула на кресло-мешок, лежавшее в углу, и откусила от яблока. На стене напротив меня висел большой плакат, на котором гидроцикл дугой выдавал струю воды. Он напомнил мне, что я хотела пойти на озеро.

– Я была занята, – ответила я.

– Ты же знаешь, что можно слушать подкасты, пока катаешься на гидроцикле.

– Знаю, знаю. А какой твой любимый? Послушаю его.

– Мне нравится один смешной обзор фильма и один забавный обзор еды. А есть еще крутой подкаст про первые свидания.

– Это все?

– В общем, да.

Тут в комнату с громким «уфф» ворвалась моя кузина. Я ахнула и чуть не подавилась откушенным яблоком.

– Что случилось? – спросила Алана.

За Лизой последовал сильный цитрусовый аромат.

– Это Лиза. Кажется, она чему-то радуется.

– Я не радуюсь, – парировала Лиза.

– Меня сбил с толку твой запах счастья.

– Разберись уже со своей проблемой, связанной с моими духами.

– Ты со мной разговариваешь или с Лизой? – спросила Алана.

– Извини, с тобой, – сообщила я ей.

– У меня проблема, – громко объявила Лиза.

– Лиза сказала, у нее проблема? – спросила Алана.

– Да.

– Включи громкую связь.

Я вздохнула, но подчинилась.

– Привет, Лиза, – сказала Алана. – Поделись с нами своей проблемой.

– Мама хочет, чтобы я ходила к репетитору в тот городской центр возле супермаркета, – хмуро произнесла Лиза.

– Так… – сказала Алана.

– Раз в неделю, после уроков. Чтобы «предупредить проблемы», – продолжила она.

– Какие проблемы? – спросила я.

– С оценками.

Я не знала.

– У тебя проблемы с оценками? – спросила я.

Лиза пожала плечами:

– Мне не хватает мотивации делать домашние задания.

Она двумя пальцами растянула жвачку изо рта.

– А что плохого в том, чтобы ходить к репетитору? – спросила Алана. – Это же круто, что раз в неделю тебе кто-то будет помогать с домашним заданием.

Лиза накрутила жвачку на указательный палец, затем стянула ее зубами.

– Я только пошла в старшую школу. Подумай о моей репутации.

Я понятия не имела, о какой репутации речь, но в целом ее поняла.

– Кто об этом узнает? – спросила я. – Остальные тоже посещают центр, чтобы учиться.

Лиза закатила глаза, словно я совершенно ничего не понимаю в этом мире, и присела на край моей кровати.

– Он же рядом с супермаркетом. Ты знаешь, сколько народу из нашей школы ходит в этот магазин?

– Нет, не знаю.

Я редко там бывала. В нашем городе имелся небольшой магазин, заходить куда было удобнее, даже несмотря на то, что принадлежал он семейству Янг.

– Я тоже, – призналась Лиза, – но уверена, что много. Меня кто-нибудь увидит.

Из телефона раздался голос Аланы.

– Поговори с мамой – вдруг тебе удастся убедить ее, что ты хочешь сама делать домашку. Скажи, что она каждую неделю может проверять школьный сайт, и если увидит невыполненное задание, ты согласишься на репетитора.

Лиза с улыбкой подалась вперед.

– Алана, это суперидея! Твои советы – лучшие! Спасибо!

Она подскочила и выбежала из комнаты, видимо, чтобы сразу поделиться этой идеей с мамой.

– Не за что, – произнесла Алана в пустоту комнаты.

– Она ушла, – сказала я.

– Смешная девчонка. Слушай, мама только что пришла с работы и хочет со мной поговорить.

– Хорошо. Увидимся завтра.

Я сбросила вызов и пошла к шкафу за купальником. А когда повернулась, чтобы закрыть дверь, на пороге стояла мама, прислонившись к косяку.

– А это неплохая идея, – сказала она.

– Какая именно?

– Заходить на сайт до того, как ты уйдешь на озеро, чтобы проверить, готово ли твое домашнее задание.

– Эту идею никто не предлагал.

Она подмигнула.

– Я внесла несколько изменений. Слышала, ты говорила Алане, что надо что-то сделать к пятнице.

– Придумать тему для подкаста. Ерунда.

Ее лицо озарилось.

– Как прошел урок подкастинга? Понравилось?

В прошлом году Алана разрекламировала подкасты моей маме, чтобы через нее убедить меня.

– Нормально.

– Дай шанс этому предмету, он может увлечь тебя.

– Ты бы хотела ходить на подкастинг вместе со мной?

– Очень смешно. Значит, тебе надо придумать тему?

– Да.

Я бросила огрызок яблока в небольшое ведро под столом.

– Есть идеи? – продолжила допрос мама.

– Никаких. Но мы с Аланой что-нибудь придумаем.

– Как насчет модных советов?

Я посмотрела на свои неказистые старые шорты и футболку в полоску.

– Это намек?

– Совсем нет. Просто пытаюсь представить, что может заинтересовать подростков.

– Оставь это настоящим подросткам, – произнесла я с улыбкой.

– А как тебе такое: «"Что у тебя на обед?” Обличительные заметки о том, что происходит в школе».

– Мам, я тебя люблю, и спасибо за попытку, но нет.

Она показала на купальник, который я все еще держала в руке.

– Тебе лучше быстренько что-нибудь придумать, иначе никакого озера.

Она развернулась, чтобы уйти, а у меня отвисла челюсть.

– С каких пор?..

– С этих! – крикнула она, удаляясь по коридору.

Черт. Мимо двери прошел брат.

– Макс! – в отчаянии закричала я.

Он дал задний ход и нарисовался в дверном проеме.

– Есть идеи с темой для подкаста? – спросила я его.

Он на секунду задумался.

– Хм. Игры? Комиксы?

– А что-нибудь актуальное?

– Многим нравится и то и другое, – возразил он.

– Знаю, но тема должна быть интересна большинству.

Хотя, может, это и не важно. Мисс Лион ничего не говорила о том, что тема должна привлекать широкую аудиторию. Просто отметила, что она должна быть оригинальной.

– Может, предложить мифы озер? Или виды спорта для озера?

Макс пожал плечами и пошел дальше. Я кинула купальник на кровать, достала ноутбук и зашла на сайт курса подкастинга. Ого, тут выложили целый список идей! Меня опередили! Еще больше меня поразила уже предложенная тема «Истории об озерах». Я зарычала. Это Фрэнк предложил? Ходил ли кто-то еще из Лейкпрингса на этот курс? Темы на сайте были выложены анонимно (только мисс Лион могла видеть авторов). Если впишу «Виды спорта для озера», не будет ли слишком перекликаться с «Историями об озерах»?

В комнату снова влетела Лиза и кинулась на кровать.

– Она отказалась!

– Что?

– Моя мама. Она сказала, что вопрос занятий не подлежит обсуждению как минимум на первый триместр. Я даже сказала, что ты могла бы меня подтянуть.

Я нахмурилась.

– Зачем ты это сказала?

– Потому что предложение Аланы не сработало.

Я закатила глаза.

– Занятия начинаются на следующей неделе, – угрюмо заявила Лиза.

– Мне жаль, Лиза. Но все не так плохо, верно?

– Меня что, мама будет отвозить на занятия?

– Я могу отвозить тебя.

Лиза сморщила нос, словно не задумывалась об этом и сомневалась, хорошая ли это идея.

– Ну что ж… Да, конечно. Ты же теперь одиннадцатиклассница. А значит, хоть немного круче мамы.

– Спасибо… пожалуй.

– Может, мне повезет! – После этих слов она снова испарилась.

Это не девушка, а сгусток энергии. Я снова просмотрела список тем. Заняли не только истории об озерах, но и комиксы, музыку, моду. Кто-то даже предложил мамину тему – обличительные заметки о жизни старшей школы. И это в первый же день! Если тянуть дальше, они исчерпают все темы.

Я слегка постучала пальцами по клавиатуре. Нужно во что бы то ни стало придумать тему. Вряд ли ее вообще выберут, ведь голосовать будет целый класс. Может, перезвонить Алане и посоветоваться с ней?

Совет. Именно в нем так нуждалась Алана в ситуации с Диего. А Лиза – в вопросе с репетитором. Разве не совета всегда просят подростки? От друзей, родителей или учителей? Шоу с советами вполне могло подойти.

Я набрала на клавиатуре свою идею. Мне она понравилась! Как минимум она была оригинальной. Затем поспешила к маме на кухню, чтобы рассказать о придуманной теме, и она одобрила ее. Потом я за несколько секунд переоделась в купальник и двинула к озеру.

Глава 4

На следующий день мы с Аланой за обедом обсудили мою тему.

– Мне нравится, – сказала Алана, когда мы уселись рядышком на нашу скамейку на улице. – Шоу советов «Спроси Алану».

Каждое слово она вывела рукой в воздухе.

– Надо запатентовать, – предложила я, засунув в смузи соломинку.

– Я буду голосовать за твою идею.

– Это не обязательно, – сказала я.

– Знаю. Но я хочу. Было бы забавно выслушивать людей, которые звонят и рассказывают о своих проблемах.

Я толкнула ее в плечо.

– Чуть добрее.

– А что такого? – спросила Алана, разворачивая сэндвич.

Я проигнорировала ее вопрос – наверняка она шутила – и спросила:

– Ты уже придумала тему?

Она театрально застонала.

– Нет. В твоем выдающемся мозге есть идеи, которые подошли бы мне?

– Я свою-то кое-как придумала!

Алана отвлеклась, ее взгляд устремился сквозь толпу на кого-то по ту сторону двора. Я проследила за ним и увидела Диего, болтавшего за столом с компанией парней. В руках он держал баночку пепси и сэндвич.

– Как насчет «Преследование. Вводный курс»? – спросила я. – «Как привлечь и удержать внимание человека, на которого запал».

Алана усмехнулась.

– Не искушай меня. Для этой темы я тоже стану замечательной ведущей.

– Если бы выбрали эту твою тему, первым шагом стало бы: притащи свою подругу в коридор, чтобы вместе попялиться на него. Второй шаг: пялься на него, пока он обедает. А какой третий, Алана?

– Ты думаешь, я только болтать могу, не действовать? Так?

– Я знаю, что бездеятельной тебя не назовешь. Я видела тебя в действии. Мне любопытно, как развернется эта ситуация.

– Третий шаг, моя сомневающаяся подруга, – заставить его думать, что это он в меня влюблен.

– И как этого добиться?

– Смотри и учись.

Алана оставила меня с моим смузи. Я видела, что она достала из кармана телефон и шла, уставившись на экран, пока не столкнулась с Диего. Затем отскочила и прижала руку к груди, будто испугалась. Он потянулся, чтобы поддержать ее. Она что-то сказала, он улыбнулся и опустил руку. Она обратилась к другому парню из компании. Тот пожал плечами. Алана что-то сказала ему, игриво пнула его по ботинку, развернулась и пошла ко мне.

– Вот как это делают, – сказала она, заняв свое место.

– Не имею представления, что сейчас произошло.

– Я привлекла к себе внимание, но при этом ясно дала понять, что шла не для того, чтобы поговорить с ним.

– Кто тот другой парень? – спросила я.

– Беннетт. Ты не знаешь Беннетта?

– Слышала про него. Но мы не знакомы.

– Моя теория «город против озера» в действии.

Я не назвала бы себя необщительной… ладно, совсем чуть-чуть.

– Это все Хантер виноват, – продолжила Алана, откусив сэндвич. – Он привязал тебя к себе на девять месяцев, а потом имел наглость переехать.

Я поиграла с соломинкой.

– Он не хотел переезжать. Ему пришлось, потому что переезжала его семья, а без них он стал бы бездомным. Но я переболела Хантером. Это было в том году. Зачем ты ворошишь прошлое? – спросила я.

Возможно, прозвучало слегка оборонительно, учитывая, что я весь день проверяла статусы Хантера: он выложил фотографию, как ел на завтрак попкорн, фотографию знака, на котором написано «В Техасе всё больше», и фотографию груды учебников.

– Потому что Хантер стал последним, – отметила Алана. – Твоя личная жизнь совсем сошла на нет. Она такая же сухая, как эти сосновые иголки.

Она пнула кучу рыжих сосновых иголок, лежащих у наших ног. Я отставила смузи.

– Я пока не нашла никого такого же интересного, как Хантер.

– Такого же интересного, как Хантер? – усмехнулась Алана. – Этот парень, просто сидя здесь, мог усыплять младенцев.

Я завелась, ведь я вовсе не считала Хантера скучным. Он был сдержанным. И тихим.

– Мне нравятся сдержанные и тихие.

– Как такой сдержанный, тихий парень найдет тебя – вот в чем вопрос, – сказала Алана, изогнув брови. – Твоих постов хватает лишь на то, чтобы доказать твое существование, но они такие неопределенные, что никто никогда не узнает, какая ты на самом деле.

Я была закрытым человеком. И не видела в этом проблемы.

– Ну не знаю. Есть такая вещь, как разговор, – ответила я.

– Хочешь сказать, что изменишь себе и заведешь с кем-нибудь разговор? Ну-ну. Может, тебе послушать мой подкаст, чтобы получить совет?

Она усмехнулась. Я засмеялась в ответ.

– Хорошо. И я сообщу тебе, когда найду кого-нибудь интересного.

Услышав, как кто-то справа от меня прочистил горло, я повернулась и увидела Диего. Он что, слышал весь наш разговор?

– Привет, Алана. Ты уронила.

Он держал в руке ключ на серебристом брелоке в форме доски для серфинга. Очевидно, Алана не была готова к столь неожиданной встрече, потому что, не забирая ключ, выдавила из себя лишь:

– Я… я… ох…

Я не была так взволнована, как Алана, поэтому улыбнулась.

– Ты наш спаситель, – сказала я. – Без этого ключа ей пришлось бы лезть в окно на втором этаже. Не то чтобы она не делала этого раньше.

Алана быстро пришла в себя, поднялась и протянула руку.

– Я отличный альпинист.

И это правда. Алана не могла попасть в свой дом бесчисленное количество раз. Так происходило из-за того, что родители не сделали ей ключ вовремя, а бесключевой вход в гараж сломался. Теперь же, несмотря на то что у нее был ключ, она его постоянно забывала.

– Надо, наверное, класть его в более надежное место, – добавил Диего.

Затем он положил ключ на ее ладонь и сомкнул на нем по очереди все ее пальцы. На секунду сжал ее руку, а потом отпустил. Уголок рта Аланы приподнялся в полуулыбке.

– Да, мне нужна система получше.

Она убрала ключ в карман. Ого, с флиртом у обоих было все в порядке.

– Мне кажется, мы раньше не встречались, – сказал Диего, видимо, почувствовав на себе мой взгляд.

– О, – Алана положила свою руку на его. – Это моя лучшая подруга Кэтрин. Живет в Лейкспрингсе. Кейт, это Диего.

– Привет, – сказала я, не зная, что добавить.

– Так Кэтрин или Кейт? – спросил меня Диего.

– Вообще-то оба.

– У имени Кэтрин много вариантов.

– Мне нравится только Кейт, – сообщила я ему слишком настойчиво.

– Понял.

– О, смотри! – сказала Алана. – Кейт, твой брат пришел. Мы его искали. Пойдем.

Она развернулась и пошла в сторону моего брата.

– Э-э… извини, – сказала я Диего, заметив, что Алана ушла слишком внезапно. Я собрала оставшееся от обеда и положила в коричневый бумажный пакет. – Нам нужно… – Я поднялась и показала на Макса.

– Искать кого-то интересного? – спросил он, подмигнув мне.

Значит, он слышал наш разговор. Неудивительно, что он нравился Алане: был таким же уверенным, как и она.

– Да… в смысле нет. Приятно было познакомиться.

– И мне тоже.

Я догнала Алану.

– Что это было? – прошептала я.

– Доверься специалисту, – сказала она, пока мы шли к Максу. – Я должна была уйти первой.

– Понятно. А насчет потерянного ключа?

Она улыбнулась, и я поняла, что внезапное появление Диего было частью ее плана. А она хороша.

Мы догнали моего брата с отросшими каштановыми волосами и в мешковатых джинсах; он шел по тропинке в сторону библиотеки.

– Максимилиан! – крикнула Алана и приобняла его за плечо.

– Привет, – сказал он.

– Чем занимаешься? – спросила я.

– Хочу вернуть книгу в библиотеку.

Он показал нам книгу по программированию.

– Ты возвращаешь книгу в библиотеку на второй учебный день? А получил ее по абонементу в первый? – спросила Алана.

– Да. Она оказалась не той, которую я хотел.

– Тебе должны были подсказать эти цифры на обложке, – заметила Алана. – Тебе, наверное, нужны книги с драконами или мечами.

– Я об этом не подумал, – с серьезным выражением лица произнес Макс, и я улыбнулась.

– Мне кажется, твой брат насмехается надо мной, – сказала мне Алана. – Девятиклассникам нельзя насмехаться над старшеклассниками. Так сказано в руководстве. Но я закрою на это глаза, потому что ты очень милый.

Макс покраснел.

– Весьма польщен, – сказал он. Затем остановился у входа в библиотеку. – Вы что, пойдете со мной?

– Мы тебя смущаем, Макси? – спросила я.

– Да, типа того.

– Серьезно? – сказала Алана. – Ты стесняешься болтать с двумя сексуальными одиннадцатиклассницами?

– Одна из которых – моя сестра.

Я попятилась и потянула Алану за собой.

– Все, мы отстали от тебя, жми к своим друзьям в библиотеке. Повеселись на славу.

– Да, спасибо.

– А у тебя классный брат, – отметила Алана, когда за ним захлопнулась дверь. – Будь я девятиклассницей, все время тусовалась бы со своим старшим братом и его другом.

– У тебя нет старшего брата.

– Это гипотетически, чтобы обрисовать свою точку зрения.

– Может, мы не такие крутые, какими себе кажемся.

Я подхватила Алану под локоть и повела ее прочь.

– Быть того не может, – заявила она. Затем просияла и добавила: – Я, наверное, предложу в качестве темы подкаста свидания – что на них можно делать и что нельзя.

– Отлично. – Учитывая ситуацию с Диего, она станет идеальной ведущей для этой темы. – Держу пари, эта тема победит.

Ее глаза загорелись.

– Возможно.

Глава 5

– И победила тема… – Мисс Лион театрально замолчала.

Снова понедельник. Первая неделя прошла без каких-либо событий, за исключением урока подкастинга, где нам рассказали все о разных нюансах производства подкастов. Было очень увлекательно. На выходных мы голосовали за тему. Я с радостью выбрала «Правила поведения на свиданиях» Аланы. Поэтому мы поразились, когда мисс Лион достала маркер и написала на доске «Шоу советов».

– Кэтрин Бейли, встаньте, пожалуйста.

Я закусила губу и медленно поднялась.

– Мои поздравления! Ваша идея собрала больше всего голосов.

– Э-э, спасибо, – сказала я, почувствовав, что покраснела.

– Давая вам это задание, я умолчала, – продолжила мисс Лион, поправляя очки и улыбаясь, – что предложивший тему-победителя автоматически становится одним из ведущих.

– Что? – выпалила я. – Нет. Я не могу.

Мисс Лион засмеялась.

– Кэтрин, ты на уроке подкастинга. Не думала, что придется выступать?

Мне это даже в голову не приходило.

– Мне кажется, другие лучше проявят себя конкретно в этом.

Мое сердце колотилось. Советчик из меня никудышный.

– Например, я, – сказала Виктория.

– Да, например, Виктория, – согласилась я. – Пусть она этим занимается.

– Я рада, что вы так думаете, – сказала мисс Лион. – Потому что Виктория будет вашей соведущей.

Виктория триумфально улыбнулась. Наши с Аланой взгляды пересеклись. Похоже, она обиделась.

– Или Алана, – быстро добавила я. – Алана станет замечательной ведущей.

– Я уже распределила все должности, – сказала мисс Лион и взяла со стола листок. – Через несколько минут прикреплю список к доске. Как только это произойдет, прошу организованно подойти и ознакомиться с ним. Затем найти на последней парте соответствующую папку. На одно задание назначено по два человека. Первое наше шоу состоится в среду после уроков. Это так волнующе!

Она торжественно прикрепила листок на доску магнитом.

Я все еще стояла, но, когда остальные поднялись и стали толкаться вокруг меня, не сдвинулась с места. Никто не проронил ни слова, направляясь к списку. Даже Алана молчала. Что-то меня дернуло, и я пробралась к учителю.

– Вы действительно выбрали не того ученика, – заявила я мисс Лион. – Я придумала эту тему лишь благодаря тому, что Алана дала моей кузине мудрый совет. Алана – хороший советчик. Дайте мне, пожалуйста, другую должность.

Мисс Лион покачала головой.

– Кэтрин, чем дольше ты споришь со мной, тем больше я понимаю, что именно этим тебе надо заниматься. Ты же не зря выбрала этот курс.

Примет ли она ответ «меня уговорила Алана»?

– Но я хотела узнать о внутренней кухне, – объяснила я. – А ведущие тоже, как и остальные, могут меняться каждые две недели?

Мисс Лион покачала головой.

– Извини, но ведущий должен быть одним и тем же – так лучше для слушателей. Ты ведь знаешь, что именно эту роль мы не меняем. Но ты вместе с остальными одноклассниками познакомишься с каждым этапом производства подкастов. – Она посмотрела поверх меня. – Кажется, Виктория уже взяла твою папку. Вы должны получше узнать друг друга, чтобы вместе качественно работать в эфире.

Взгляд мисс Лион и стиснутые зубы дали мне понять – я никак из этого не выпутаюсь. Я поникла и, развернувшись, увидела Алану. Она сидела рядом с Фрэнком Янгом, держа в руках папку. Он стал ее партнером? Ситуация еще ухудшилась.

Я поспешила к лучшей подруге.

– Куда тебя назначили?

– Приступаю к маркетингу, – сказала она, листая папку.

– С ним? – еле слышно спросила я.

– У него есть имя, и ты его знаешь, – ответил Фрэнк.

Если бы не характер Фрэнка, его можно было бы назвать симпатичным: голубые глаза, мечтательный, скорее даже беззаботный взгляд и ямочка на подбородке. Нос был слегка большим и с горбинкой, придавая ему брутальности. Каштановые волосы у ушей коротко острижены, а на макушке – длинные.

– Я каждый день стараюсь забыть твое имя, – сказала я.

– Вскоре мое имя окажется на вашей пристани – так тебе будет проще его запомнить.

Я вскипела.

– Мечтать не вредно.

Алана подняла руку.

– Прекратите, – сказала она. – Да, я в паре с Фрэнком. Ты видела этот прелестный договор в папках, который мы должны подписать? В нем фактически говорится, что, даже если Фрэнк – придурок, я должна с ним поладить.

– Я придурок? – спросил он, прищурившись.

Алана поджала губы, словно действительно задумалась над ответом.

– Да.

Фрэнк много раз это доказывал. Но ругань по этому вопросу сейчас ни к чему не приведет, поэтому я, как обычно, заткнулась, чтобы поддержать мир.

– Маркетинг? – спросила я.

– Мы отвечаем за аккаунты подкаста в соцсетях и поощряем людей звонить, пока идет запись, – объяснила Алана.

– У тебя все получится, – сказала я.

– Спасибо, – ответила она.

– Прости. – Я понимала, что она расстроена, хоть и улыбалась. – Ты знаешь, что я не хочу быть ведущей.

– Знаю. Но все в порядке. Ты отлично справишься.

– Я никогда не справлюсь, и мы обе это знаем.

Она захохотала.

– Все будет хорошо, Кейт.

Фрэнк позади нее фыркнул.

– Заткнись, Фрэнк, – бросила ему Алана, затем повернулась ко мне. – Лучше иди туда, пока у твоей коллеги не случился сердечный приступ.

Она кивнула на Викторию. Я тоже посмотрела на нее – Виктория подняла папку и махала мне.

– Я бы с удовольствием отдала тебе свою должность, – прошептала я Алане.

– Знаю. Но ты ничего не могла с этим поделать. Иди попробуй понять, как работать с Викторией, а я попытаюсь понять, как работать с этим.

Она ударила Фрэнка по руке, и он оторвал свой взгляд от телефона:

– Что?

Алана, посмотрев на меня, закатила глаза.

– Пожелай мне удачи.

Я поморщила нос.

– Мне тоже.

Про Викторию я знала лишь то, что она в выпускном классе, изучила каждый выпуск прошлогодних подкастов и, видимо, все время слушала разные подкасты. Так что фактически эксперт. Я села за стол рядом с ней.

– Наконец-то, – сказала она.

– Привет. Я Кэтрин.

– Кэтрин? Хм. С этим что-то нужно сделать.

– В каком смысле?

Она показала на первый листок в папке.

– Нам нужно придумать легко запоминающееся имя для шоу и в конце говорить: «С вашими ведущими Викторией…» – она показала на себя, – «и… тобой».

– Кэтрин.

– Мне кажется, «Викторией и Кэтрин» – слишком труднопроизносимо. Нам надо сократить твое имя. «Викторией и Кэт».

– Кэт не пойдет.

– Почему?

Главным образом потому, что люди перед ним вставляли «Китти».

– Просто мне не нравится имя «Кэт». Если хочешь ограничиться одной гласной в имени, могу предложить Кейт.

– «Викторией и Кейт», – произнесла она, примериваясь к этому варианту.

– «Вик и Кейт»? – предложила я.

– Фу. Нет, – ответила она, отмахнувшись. – «Виктория и Кейт». Так пойдет.

– Хорошо.

– И как назвать шоу? – спросила она, делая пометки. – Может, что-то вроде «Расскажите нам о своих проблемах»?

Меня переполнило эмоциями.

– Я даже не думала, что выберут мою тему! – выпалила я. – В смысле, достаточно ли мы квалифицированны, чтобы решать чьи-то проблемы?

Похоже, мисс Лион стояла достаточно близко, потому что ответила на мой вопрос:

– Вы совершенно неквалифицированны. В начале каждого шоу вы будете предупреждать, что не являетесь лицензированными психологами, это всего лишь ваше мнение и так далее.

Я кивнула.

– Мисс Лион? – спросила Виктория. – Что думаете насчет названия для шоу «Расскажите нам о своих проблемах»?

Учительница склонила голову.

– Мне кажется, нужно что-то более выразительное. И покороче.

– Вроде «Не моя проблема», – тихо озвучила я внезапно пришедшую мысль.

Мисс Лион показала на меня.

– Да, мне нравится. То, что нужно.

– О. Э-э, хорошо, – удивленно произнесла я. Никогда не думала, что мои идеи могут быть столь успешными.

Виктория скривилась.

– А вдруг люди передумают звонить? Если мы скажем им, что это не наша проблема?

– Вот и посмотрим, – отрезала мисс Лион и направилась к другой группе.

Виктория застучала по блокноту ручкой, глядя на меня, и я поняла: она ждала, когда я осознаю, какую проблему подкинула своим названием.

– Может, будем спрашивать дозвонившихся, какие их вопросы встречали словами «не моя проблема»? – предложила я.

– Отличная мысль, – угрюмо одобрила Виктория и снова что-то записала.

Я поняла, что мне бы тоже надо делать заметки, поэтому достала из рюкзака блокнот.

– Очевидно, я буду основной ведущей, – сказала Виктория, – так как учусь в выпускном классе, а ты вообще не хочешь этим заниматься. Можешь что-то вставлять во время шоу по теме.

С этим я могла справиться.

– Хорошо.

– Хорошо бы выделить проблемы, на которых вы будете специализироваться, опираясь на свой опыт, – прозвучал над моей головой голос мисс Лион – она снова материализовалась из воздуха.

Я развернулась к ней, но она уже ушла.

– Как-то жутко, – сказала я.

Алана согласилась бы со мной и посмеялась. А Виктория лишь спросила:

– Что именно?

– Ничего.

– Так или иначе, я старше, поэтому у меня больше опыта во многих областях. С какими проблемами нам могут звонить? – спросила она.

– Э-э… – Я попыталась вспомнить, на что жаловались мои друзья и члены семьи. – Может, из-за родителей?

– Точно. Твои родители еще женаты?

– Да.

– Тогда я назначаю себя экспертом по проблемам с родителями. Мои развелись, и это было ужасно.

– Договорились.

– Проблемы отношений будут первыми в этом списке. Советы о любви и все такое. Сколько у тебя было романов?

– Всего один, – ответила я, краснея от мыслей о Хантере.

– Хорошо, значит, я. – Она записала свое имя.

– Я могу дать хороший совет по поводу озера, – сообразила я.

– Озера? Думаешь, людям нужны советы по поводу озера?

– Не знаю. А вдруг? Например, когда лучше всего туда идти или где провести свидание…

Судя по выражению ее лица, она не думала, что кому-то понадобятся советы про озеро, но сказала:

– Конечно. – Затем внесли этот пункт в список. – Я играю в баскетбол и занимаюсь бегом. Спортивные советы – мои.

Остаток урока прошел аналогичным образом. Мода, домашнее задание, учителя, друзья – она все забрала себе. Мне досталась лишь проблема родных братьев и сестер, так как она посчитала уникальной ситуацию с моей кузиной. Я была уверена, что наш список только подкрепил мнение Виктории о том, что она станет главной по советам, а я буду ей помогать. Опять же меня это устраивало. Чем меньше придется говорить, тем лучше.

Прозвенел звонок. Виктория быстро собрала вещи и выбежала за дверь, прежде чем я поднялась. Сковавшее мне плечи напряжение исчезло, и я глубоко вздохнула. Веселый урок, который обещала мне Алана, оказался стрессовым.

Алана подошла ко мне:

– Я его убью.

– Фрэнка?

Она кивнула:

– Поверить не могу, что придется с ним работать.

– Прости.

– Это не твоя вина. Давай свалим отсюда. Хочешь молочный коктейль?

– Эх, я обещала отвезти Лизу на ее первые дополнительные занятия. Как насчет завтра после уроков?

– Договорились.

Несколько шагов мы сделали молча. Я почти расслабилась.

– Давать советы – твоя фишка, Алана. Как мне это делать? – спросила я, пиная землю.

Она взяла меня за плечи и заглянула мне в глаза.

– Ты справишься, Кейт. Советы могут стать и твоей фишкой. Люди ищут всего-навсего понимания и решения их проблемы.

Я хохотнула.

– Да, точно. И я не сильна ни в одном, ни в другом.

– Просто не ломай над этим голову. Все получится само собой. Представляй, что ты сидишь и разговариваешь со мной.

Я кивнула и обняла ее. Затем мы разошлись по машинам. Когда я села на водительское сиденье, в ногу впился телефон, поэтому я достала его и кинула на пассажирское. Затем посмотрела на него. Мне хотелось написать Хантеру – рассказать о том безумии, что творилось сегодня. Он бы понял, почему мне не хотелось говорить о том, о чем я ничего не знала. Но он даже не ответил на мое сообщение, отправленное в прошлом месяце. Какой смысл снова ему писать? Я была уверена – если бы выбрали тему Аланы, совет «как отпустить того, кто уже тебя отпустил» попал бы в топ-10. Я вставила ключ в замок зажигания и поехала.

Глава 6

– Она ушла? – спросила Лиза.

Мы припарковались у обучающего центра, но, как только я заглушила машину, Лиза спрятала голову между коленей. Поразительно, как она при этом не расшибла лоб о приборную панель.

– Понятия не имею, кого ты увидела, поэтому не знаю.

– В магазин зашли девушка моего возраста и ее мама. Я же говорила, что это произойдет!

– Знаешь, Лиза, – сказала я, – ходить к репетитору не плохо. Я знаю многих, кто годами занимается с репетиторами.

– А я никого, так что не верю тебе.

– Ладно. Мне кажется, путь свободен.

Она медленно подняла голову и осмотрелась.

– Отлично. Пойдем быстро. Ты же умеешь быстро ходить?

– Да, я умею быстро ходить. Но я не думала, что, если нас заметят вместе, это приведет к катастрофе.

– Да, пожалуй, ты не обладаешь такой силой. В школе никто даже не знает, кто ты такая, – сказала она и выскочила из машины.

Когда я догнала ее, она уже стояла возле двери. О нашем приходе оповестил громкий колокольчик.

Перед нами была высокая стойка, а за ней – большой зал с длинными столами. Вдоль дальней стены выстроились небольшие кабинки. Благодаря окнам в боковой стене здесь было светло и просторно. Если бы они выходили на озеро, я бы с удовольствием села за один из столов, чтобы выполнить собственное домашнее задание. Но мы находились не в Лейкспрингсе. Окна глядели на парковку. Не могу сказать, что Оук-Корт не славился великолепными видами. Здесь много деревьев, ведь мы жили посреди Сьерра-Невады. Просто этот вид был не из таких.

Из дальней кабинки вышел парень и приблизился к стойке.

– Добро пожаловать, – произнес он.

И мы одновременно узнали друг друга.

– Кейт.

– Диего, – сказала я. – Я не знала, что ты здесь работаешь.

– Ты будешь ходить в наш центр?

– Я здесь из-за кузины.

Я показала на нее, чтобы подтвердить свои слова.

– Вот теперь ты понимаешь, почему все это так неловко, – еле слышно произнесла Лиза.

Я проигнорировала ее слова.

– Ты ее репетитор? – спросила я.

Диего посмотрел на лежащее на стойке расписание.

– Нет, ее репетитор – Томми. Томми! – крикнул он через плечо. – Пришла твоя клиентка.

– Видишь, ты клиентка, – тихо сказала я Лизе. – Это так круто.

– Слишком поздно. Я уже знаю, что ты чувствуешь на самом деле.

Из комнаты вышел высокий парень с длинными каштановыми волосами и в футболке с принтом какой-то группы. Лиза тут же выпрямилась.

– Томми, это Лиза, – сказал Диего.

Томми широко улыбнулся:

– Приятно познакомиться. У нас сегодня лишь час? Давай избавим тебя от домашнего задания.

Лиза кивнула и проследовала за ним к длинному столу у окна.

– Томми замечательный. Она в хороших руках, – произнес Диего, когда мой взгляд задержался на них.

– Томми учится в «Сьерра-Хай»? – спросила я, чувствуя себя немного глупо. Будь здесь Алана, задразнила бы меня своей теорией «озеро против города».

– Нет, он учится на первом курсе государственного университета Фресно.

Я кивнула. Фресно – город и университет – располагался в часе езды к подножию горы.

– О, хорошо. Я должна… – Я осмотрелась. Справа от меня стояло несколько стульев – небольшая зона ожидания.

– Можешь присесть. Или приходи через час.

– Я сказала ей, что останусь.

Я отошла и устроилась на стуле. Диего остался за стойкой, словно охранял ее.

– Ты не обязан меня развлекать. Я почитаю журнал или займусь чем-нибудь еще.

На кофейном столике лежала стопка журналов. Я просмотрела корешки в поисках любимых водных видов спорта, но не увидела знакомого зеленого цвета.

– У нас тут полная открытость, – сказал Диего. – А этим журналам как минимум три года. Так что, если хочешь узнать, какие знаменитости встречались три года назад, добро пожаловать.

– Именно это я и надеялась сегодня выяснить. Вот повезло.

Я схватила журнал. Но он оказался не про светские сплетни, а про катание на коньках. Я показала Диего обложку и подняла брови.

– Значит, не так уж повезло, – сказал он.

– Кто его принес? Ты? – Я присмотрелась к нему. По нему не скажешь, что он катается на коньках, хотя этого ни по кому не скажешь.

– Может, Томми. Ты сейчас попыталась определить, не я ли? Глаза у тебя были как сканер.

– Серьезно? Это было так очевидно?

– Да, глаза прищурены, безмолвный анализ в действии.

– Я над этим поработаю.

Он улыбнулся.

– Я не говорил, что это плохо.

– А есть среди этих журналов твой вклад?

Они лежали пятью стопками по десять в каждой.

– Да, принес несколько.

Я кивнула.

– Можешь понять какие, безмолвный анализатор? – спросил он.

– Ты просишь меня проанализировать вслух? Это добром не кончится.

Он засмеялся.

– Покажи, на что ты способна.

Я пожала плечами. Было бы интересно получше узнать парня, который так нравился Алане. Если они в итоге станут встречаться, придется проводить с ним много времени. Пожалуй, можно попробовать.

– Хорошо. Сейчас посмотрим…

Я разложила первую стопку. В ней лежали журналы о домашнем интерьере, готовке, несколько о светских сплетнях, бодибилдинге, один о науке, скаутизме и, наконец, деревообработке. Я поднялась и направилась к Диего.

– О-о, она в игре, – сказал он.

– Позволь посмотреть на твои руки.

– Мои руки?

– Да, твои руки. Вытяни их.

– Э-э… хорошо.

Он вытянул их ладонями вниз. У него были хорошие руки, с длинными пальцами и подстриженными чистыми ногтями.

– Переверни их.

– Перевернуть?

– Ты будешь повторять все, что я говорю?

Он усмехнулся и перевернул ладони. На подушечках его пальцев виднелось несколько небольших мозолей, но ладони не выглядели шершавыми или потрескавшимися. Я вернулась к столу и отодвинула в сторону журнал про деревообработку. Туда же отправился журнал про бодибилдинг, потому что он не был похож на тяжелоатлета. Он хорошо сложен, но скорее поджарый и накаченный, чем мистер шкаф.

– Ты хотела оскорбить меня последним действием? – спросил он.

– Конечно, – ответила я.

Порылась в другой стопке и обнаружила несколько дополнительных вариантов: рыболовство, развлечения, спорт, воспитание (этот я быстро добавила к отложенным), игры, музыка и машины.

– Меня впечатляет разнообразие журналов, которые вы здесь уже три года храните.

– Видимо, наши сотрудники не умеют выбрасывать вещи.

Я засмеялась.

– Ты все еще читаешь эти журналы или они из жизни тринадцатилетнего Диего?

Он с прищуром посмотрел на стопки.

– Два я до сих пор читаю… в сети. Один – из той поры, когда я был подростком.

Я достала журнал про скаутизм.

– Юный Диего, – произнесла я, уверенно опуская его на середину стола.

– Это было легко.

– Точно.

А теперь посложнее. Я достала номера про игры, рыболовство, машины, спорт и науку и уставилась на их обложки, словно они могли мне подсказать, кто их читал. Вспомнила чистые ногти Диего и отодвинула в сторону журнал про машины. Снова внимательно посмотрела на его лицо. Кожа смуглая, но светлая полоска под воротом футболки говорила о том, что он проводит много времени на солнце.

– Это немного напрягает, – произнес он, переступая с ноги на ногу под моим взглядом.

Я опустила глаза, осознав, что слишком серьезно подошла к тому, что он, вероятно, считал просто игрой.

– Э-э, мне кажется, один про рыболовство, другой – про игры, – сказала я торопливо, откинулась на спинку стула и попыталась напустить на себя беззаботный вид, чтобы загладить свое гипервнимание.

Его губы медленно растянулись в улыбке, словно он точно знал, что только что произошло в моей голове. Но он не мог этого знать, верно? Я продолжила сидеть в расслабленной позе. Он вышел из-за стойки и поднял журнал про рыболовство.

– Насчет этого ты права. – Затем взял журнал про игры. – Но ошиблась со вторым, когда вдруг смутилась и сдалась на полпути.

– Я не смущалась.

– Точно смутилась. В одну секунду ты напоминала Шерлока, а в следующую превратилась в человека, которому стыдно быть Шерлоком.

Я засмеялась.

– Не смог придумать противоположность Шерлоку?

– Не смог. – Он показал на четыре оставшихся журнала. – Но… поскольку ни один из отобранных тобой журналов не попадает в цель, Шерлок, не хочу заставлять тебя угадывать.

Он сел рядом со мной, порылся в журналах и достал номер про готовку.

– Серьезно? – спросила я.

– Знаю, я сейчас стал чуточку интереснее.

Я закатила глаза.

– Между прочим, я никогда не говорила, что ты неинтересный. Но я знаю, что ты подошел к нам с Аланой в середине разговора. Возможно, это станет тебе уроком за подслушивание.

– Справедливо.

– Значит, тебе нравится готовить?

– Да.

– Это круто.

Алане тоже нравилось готовить. Она специализировалась на гавайских блюдах, но любила разную еду и постоянно экспериментировала. Я же, как и со всем остальным в своей жизни, предпочитала не рисковать. Интересно, Алана знала, что Диего готовит? Надо ей сообщить.

– Никогда не задумывалась, как много может сказать о человеке то, какие журналы он читает, – высказала я мысль вслух.

– Серьезно? И что ты теперь знаешь обо мне? – спросил Диего, вскинув брови.

Я постучала пальцами по губам.

– Знаю, что ты любишь побыть один, чтобы пораскинуть мозгами или поразмышлять о мире. Возможно, ты слегка скрытный.

– Потому что мне нравится рыболовство?

– Да.

– А если я езжу на рыбалку в компании друзей? – возразил он.

– Это так?

– Нет.

Я усмехнулась.

– А готовка… это говорит о том, что тебе нравится все новое. Ты любишь экспериментировать и не лишен авантюризма.

Я совсем не была уверена в том, что говорю. Просто делала общие выводы, исходя из минимума информации.

– Впечатляет, – сказал он. – А что насчет тебя, Кэтрин? На столе есть журналы, которые ты читала?

– Помимо допотопных светских новостей?

– Ага.

За стойкой зазвенел телефон, но мы лишь через некоторое время одновременно осознали, что Диего на работе. Я показала на телефон, а он тотчас перепрыгнул через кофейный столик, зашел за стойку и поднял трубку.

– «Помощь на пять с плюсом», Диего у телефона, – произнес он, а через мгновение добавил: – Наверное, где-то путешествует. – Он закатил глаза. – Нет, я понял. Даша и Диего – брат и сестра[3]. Ага, смешно. Чем могу помочь, сэр?

Я поежилась. Диего включил компьютер и начал просматривать документы и печатать на клавиатуре.

– Как насчет среды, в половину пятого? – Подождал ответа. – Хорошо, я вас записал. Спасибо.

Он повесил трубку и посмотрел на меня. Я закусила губу.

– Сказать кое-что с полной открытостью и честностью?

– Давай, – с опаской произнес он.

– Я тоже подумала о Даше, когда услышала твое имя.

Он засмеялся.

– Значит, ты неоригинальна. Спасибо, что прояснила.

Телефон снова зазвонил, он улыбнулся мне и взял трубку.

– «Помощь на пять с плюсом».

Я достала из кармана телефон и написала Алане: Никогда не угадаешь, на кого я прямо сейчас смотрю. Она тут же ответила.

Алана: На кого-то знаменитого?

Я: Знаменитого в нашем мире.

Алана: Типа местного диктора программы новостей?

Я: Нет! Ты что, знаешь, как выглядят наши дикторы? Алана: Тогда на кого?

Я: На Диего.

Алана: Ты его преследуешь? Ради меня? Как здорово!

Я: Он работает репетитором в центре, куда ходит Лиза. Алана: Круто! Теперь у тебя есть законное основание шпионить за ним и снабжать меня информацией.

Я: Ага. Уже выяснила, что ему нравится готовить. Думаю, тебе надо пригласить его на кулинарное соревнование, чтобы провести с ним время вне школы.

Алана: Хорошая идея. Попытаюсь ненавязчиво озвучить ее и в разговоре.

Я: Я верю, что у тебя получится.

Алана: Эй, пока ты там, попытайся сказать про меня что-нибудь хорошее.

Я: Он сейчас разговаривает по телефону, но попробую, когда освободится.

Алана: Спасибо!

Только он не освободился. За этим звонком последовали еще два. Во время третьего разговора ко мне подошла Лиза.

– Я все, – сообщила она.

– Уже?

– Прошел час.

– Правда?

Она вскинула брови и посмотрела на Диего, затем на меня. Я встала и убрала телефон в карман.

– Тебе надо записаться на второе занятие?

– Нет, занятия будут проходить каждый понедельник в одно и то же время.

– Хорошо… Тогда пойдем, наверное.

Я напоследок посмотрела на Диего, думая, не помахать ли ему, но он уставился в экран компьютера, упершись локтями в стойку. Когда о нашем уходе оповестил колокольчик на двери, он даже не взглянул в нашу сторону.

– И как прошло? – спросила я, когда мы оказались на улице.

– Неплохо. Томми милый, – произнесла Лиза, слегка улыбнувшись.

Я подтолкнула ее бедром.

– Значит, парень постарше?

– Нет, все не так. Не важно.

Как бы там ни было, казалось, Лизу больше не беспокоило, кто увидит ее по пути к машине. Значит, Томми как-то убедил ее в том, что репетиторство – неплохая идея. Надо в следующий раз его поблагодарить. Потому что Лиза хотела, чтобы я снова ее отвела. И я это сделаю. Ради нее.

Глава 7

– Ему нравится готовить? – спросила Алана, когда я позвонила ей, вернувшись домой.

Я закрыла дверь, чтобы не лезли младшие братья и сестры – хотя их это не остановит, – и пересказала ей свой диалог с Диего.

– Видишь, разве он не потрясный? – воскликнула она. – И я ведь могу игнорировать рыбалку – это же скорее развлечение в одиночку, верно? Я знала, что мы подходим друг другу.

– Я уже давно не была на рыбалке, – сказала я и рухнула на кресло-мешок.

– Даже ты, любительница всего озерного, знаешь, что это скучно.

– Я такого не говорила.

– А теперь нам нужно обратить эти занятия в мою пользу. Мы с ним выяснили, что отлично флиртуем друг с другом, но флирт не всегда ведет к отношениям.

– О, – заметила я, – он прошел тест Аланы? И может перейти к следующему уровню – страстной влюбленности?

– Да! И нам нужно разработать план до того, как ты вновь отправишься туда с Айзой.

– Хорошо. Давай подумаем.

Дверь в комнату распахнулась, и ручка врезалась в стену, углубив уже существующую вмятину.

– Кейт! – закричала Кора, ворвавшись внутрь.

Кора была самой младшей из братьев и сестер – четыре с половиной года. Сейчас по ее лицу был размазан шоколад.

– Ты ела пудинг? – спросила я.

– Что? – ответила Алана. – Нет, но звучит восхитительно.

Теперь Кора кружила по комнате, водя рукой по стенам.

– Находись ты здесь, ты изменила бы свое мнение, – сказала я Алане. – Мне пора, иначе моим вещам придет конец.

– Хорошо. Увидимся в школе.

– Кора, иди сюда. – Я подняла ее и понесла в ванную. – Тетя Мэгги дала тебе пудинг или ты взяла его сама?

Я поднесла ее к раковине, повернула кран и принялась умывать ей лицо.

– Нет, я взяла сама, потому что мне четыре.

– Так и подумала. Надо есть за столом, Кора.

– Я ела! А потом перестала.

Она меня уделала. Я вытерла полотенцем ее лицо.

– Славно, что ты такая сладкая.

Я опустила ее на ноги, и она унеслась прочь, как заводная игрушка. Я вздохнула и вернулась в комнату. Мне очень хотелось покататься на гидроцикле. Но я знала, что слишком долго откладывала кое-что. Мне надо было послушать школьные подкасты. Среда приближалась быстрее, чем я того хотела, а я еще не подготовилась.

* * *

Прослушав старые подкасты, я лишний раз убедилась, что ведущая из меня получится ужасная. Те ведущие были такими общительными и находчивыми. Я совсем не такая.

В среду, когда наша команда по производству подкастов разместилась в школьной студии звукозаписи, мисс Лион рассказала нам, что будет представлять собой процесс записи. Я не сводила глаз с большого окна по правую руку от меня. Скоро я окажусь за ним.

– Это школьный подкаст, – сказала мисс Лион. – Пусть мы работаем с дозвонившимися и слушателями со всего города, мы должны продвигать школьные мероприятия. Примерно через месяц нас ждет большой осенний сбор средств нашей школы «Секвойя-Хай». Осенний фестиваль. Расскажите немного об этом после вступления. Хорошо? – Она посмотрела на меня и Викторию.

– Звучит неплохо! – сказала Виктория и вскочила на ноги. – Можно начать сейчас?

Я надеялась, мисс Лион подготовит нас хоть немного. К сожалению, она просто кивнула и жестом попросила нас занять звуковую кабину. Виктория заскочила внутрь и устроилась на одном из стульев. Сидевшая рядом со мной Алана прошептала:

– Ты, наверное, должна пойти с ней.

– Разве?

Она подтолкнула меня. Я встала и прошла в дверь. В основном звукозаписывающую студию использовали для уроков музыки, и я окинула взглядом гитары, синтезатор и электронные барабаны. Нам с Викторией были нужны лишь микрофоны, тянувшиеся от пола до уровня наших голов и сворачивавшие обратно. На стуле висели огромные наушники. Я подняла их и, заняв место на стуле, надела.

Остальные члены команды смотрели на меня сквозь стекло. С их стороны стояло несколько компьютеров, большой микшерный пульт, диван и телефоны. За звонки отвечали Мэллори и парень по имени Джед. Другие устроились за компьютерами и приготовились проверять факты или искать материал. Алана села с ноутбуком на стул на колесиках, а Фрэнк – на дальний конец дивана, погрузившись в телефон. Я была рада, что Алану определили к нам, в производственную группу. И мне не хотелось бы, чтобы ей меняли должность и назначали другой день.

– Это так волнительно, – произнесла сидевшая рядом Виктория.

Я повернулась к ней, и наушники тут же съехали с головы назад. Они оказались слишком большими, так что пришлось их поправить. Наушники Виктории сидели на ней идеально. Она накрасила губы ярко-розовой помадой, словно слушатели могли ее увидеть. А еще приоделась в яркое хлопковое платье и выпрямила обычно волнистые темные волосы. На мне же была надета обычная одежда – шорты и футболка.

Я сглотнула ком в горле, из-за которого на записи уж точно буду звучать как лягушка. И надеялась, что завтра это исправят во время редактирования. Алана нажала кнопку на длинной панели, и в моих наушниках раздался ее голос.

– Я разместила твит о звонках. Скоро телефон просто оборвут.

– Да, наверняка, – сказала мисс Лион. – Девушки, готовы?

– Конечно, – ответила Виктория.

Видимо, нам не надо было нажимать никакие кнопки, чтобы нас услышали, потому что мисс Лион отреагировала:

– Отлично.

Я промолчала, но это, похоже, не имело значения. Алана подняла планшет так, чтобы я его видела. На нем она написала: «Хочешь поменяться?» Я знала, как ей до сих пор хотелось, чтобы именно она сидела в наушниках и с микрофоном, а я бы вела аккаунт подкаста в твиттере. И с удовольствием поменялась бы с ней, если бы могла. Я кивнула, на что она улыбнулась и опустила планшет.

Мисс Лион махнула мне:

– Идет запись.

Она отпустила кнопку и нажала другую. У меня засосало под ложечкой. Виктория чуть подалась к микрофону и произнесла:

– Привет, Оук-Корт! Добро пожаловать на первый подкаст этого года.

Мисс Лион снова нажала на кнопку.

– Виктория, не надо кричать в микрофон. Он отлично принимает твой голос. Да воодушевлению, нет крику. Наша команда редакторов может многое исправить, но давай не будем добавлять им еще и проблем с громкостью.

Мисс Лион снова нажала на кнопку записи и махнула нам. Виктория попыталась еще раз, энтузиазм у нее не исчез.

– Привет слушателям подкаста. В студии ваши ведущие Виктория и Кэт. Добро пожаловать в шоу «Не моя проблема». Вы раньше слышали эту фразу? Было ли такое, что вы пытались поделиться своей печалью и трудностями с друзьями, а они отвечали вам «это не моя проблема»? На следующие полчаса ваши проблемы станут нашими. Мы выслушаем вас, станем вам жилеткой, в которую вы поплачетесь. Конечно, образно говоря.

Теперь я должна была прочитать отступление. Я подалась вперед, и мой рот с грохотом натолкнулся на микрофон.

– Упс.

– Ничего страшного, мы это исправим, – вставила мисс Лион. – Продолжай.

Я чуть отодвинулась от микрофона.

– Вообще-то меня зовут Кейт.

Надо было прояснить это с самого начала.

– И еще хочу заметить, что мы не профессионалы. – У меня тряслись руки, когда я читала подготовленную совместно с мисс Лион записку. – Мы озвучиваем только свое собственное мнение. Если вам кажется, что вы нуждаетесь в неотложной профессиональной помощи, пожалуйста, наберите 911 или любой из других экстренных номеров, указанных на нашем сайте.

Ага, из-за кома в горле я говорила точно как лягушка.

– И дополнительная информация для «Секвой-я-Хай», – сказала Виктория. – Приближается Осенний фестиваль. Многие из вас знают, что это значит, но девятиклассникам хотим сообщить, что фестиваль представляет собой неделю веселых школьных мероприятий, за которыми последуют футбольная игра и потрясающий карнавал, который пройдет в пятницу вечером на школьной парковке. Также вас ждут игры, еда и аттракционы. У вас пять недель, чтобы пригласить свою вторую половинку и купить билеты!

У Виктории отлично получалось. Теперь настало время для звонка. Мы с Викторией посмотрели на панель по ту сторону окна. Но на ней не было никаких мигающих огоньков. Мэллори покачала головой и пожала плечами.

– Мы отредактируем тишину, – произнесла в наших наушниках мисс Лион. На прошлой неделе она сказала, что одно из преимуществ подкаста – возможность редактирования. В прямых эфирах этого нельзя сделать.

Я посмотрела на Алану, которая проговорила губами:

– Пост висит на каждом сайте.

Я признательно кивнула.

– Какие из нас ведущие, если мы сами не примем участие в этом шоу прежде, чем попросим вас поделиться с нами проблемами! Верно, Кэт?

– Кейт.

– Кейт. Хорошо. Выкладывай, что за проблема мучает тебя сейчас?

Я сглотнула.

– Сейчас?

– Да.

– Э-э… как вести подкаст, учитывая, что я не особо люблю людей.

Алана прикрыла рот, чтобы приглушить смех, который я не услышала. Виктория же громко рассмеялась. Такой громкий веселый смех, вероятно, идеально прозвучит в эфире.

– Ты такая смешная. Итак, первый официальный совет нашего малыша-подкаста. Глубоко вдохни. Выдохни. Расслабь плечи. И помни, нас могут услышать только ученики и Оук-Корт с прилегающей территорией. – Она была рождена, чтобы вести шоу. – Готова поспорить, даже Лейкспрингс слушает. Кстати, Кэт из Лейкспрингса.

– Не особо помогает, – вставила я и попыталась расслабить плечи.

Виктория улыбнулась:

– Но ты отлично справляешься. И говорят, чем больше занимаешься тем, что тебя пугает, тем легче становится. Через двадцать четыре выпуска, к концу подкаста, ты станешь настоящим профессионалом.

– Спасибо, Виктория. – На панели так и не появилось ни одного огонька. – Твоя очередь. У тебя сейчас есть какая-нибудь проблема? – спросила я.

– Не считая соведущей, которая не любит людей? – парировала она, удачно пошутив. Если бы это был ситком, на заднем плане прозвучал бы смех.

– Да, – сухо произнесла я. – Если не считать этого.

– Сейчас моя самая большая проблема в жизни – размер XXL в мире, где ценят S.

И это стало доказательством того, что советчик из меня никакой. Я понятия не имела, что на это сказать. И удивилась, что она уже так открылась слушателям. По-хорошему удивилась.

– Видимо, стоит поменять то, что ценят в мире, – отважилась я предложить решение.

– Согласна, – ответила она. – О, кажется, у нас есть звонок.

Мое сердце сделало кувырок. Я сосредоточилась на красном мигающем огоньке. Мэллори показала большие пальцы.

– Алло, вы первый дозвонившийся в шоу «Не моя проблема». Назовите свое имя и поделитесь проблемой, – ответила Виктория.

– Я Даг, – произнес парень. – И у меня проблема с местной пиццерией. Я там на днях заказывал пиццу, и они пожалели начинки. Я позвонил им пожаловаться, а они сказали, что это не их проблема. Но это их проблема. Это их пиццерия. А вы из тех передач, что приходят без предупреждения и требуют ответа?

– Нет, – ответила я.

– Дат, верно? – спросила Виктория.

– Да, – ответил он.

– Мы разделяем твою тяжелую участь.

– Тяжелую участь? – проговорила я одними губами Алане, и она еле сдержала улыбку.

– Когда в следующий раз пойдешь в пиццерию, – продолжила Виктория, – вызови менеджера и спроси, дадут ли тебе скидку с учетом того, что в прошлый раз они облажались. И расскажи о том, что тебе нравится, когда начинки много. Мне кажется, лучше озвучить это до приготовления пиццы, чем когда она окажется в твоей гостиной.

Мы давали совет по поводу начинки для пиццы? Я не могла в это поверить. Я ощущала на себе взгляды остальных членов производственной команды. Этот подкаст запомнится как самый худший в истории. Мисс Лион выставит нас в качестве примера того, что не надо делать на будущих уроках. Интересно, придется ли сменить тему после первой записи? Возможно, это поможет. Ведь то была моя глупая идея.

Я попыталась сосредоточиться. Виктория все еще говорила с парнем? Нет, она уже заканчивала беседу.

– Спасибо, что позвонил. Удачи при следующем заказе. – Звонок прервался, и она посмотрела на меня. – Когда я голодная, то всегда раздражаюсь. И могу понять, что он чувствует.

– Да, тяжела участь есть пиццу с малым количеством начинки, – съязвила я.

– Я бы сейчас не отказалась от пиццы, с начинкой или без, – сказала Виктория. – Ням.

Я улыбнулась. Мисс Лион показала на микрофон, намекая, что улыбку не услышать. Я выдавила смешок. Вышло не очень.

Телефон снова зловеще молчал. Я знала, что потом эту мертвую тишину можно отредактировать, но без звонков ее нечем будет заполнить. Я посмотрела на Алану в поиске утешения, но она покинула свой пост. Затем я окинула взглядом небольшое помещение, и наушники снова соскользнули с головы. Я поправила их. Заморгал красный огонек – новый звонок.

– Алло, – сказала Виктория, когда звонок просочился в наши наушники. – Вы попали в «Не моя проблема».

– У меня проблема, – заговорила девушка. Ее голос казался смутно знакомым, но немного искаженным. Будто она специально пыталась его замаскировать.

– Как вас зовут?

– Я не хочу говорить.

– Хорошо, – сказала Виктория. – Какая таинственность. Мне нравится. Тебе нравятся тайны, Кэт?

Если она еще раз назовет меня Кэт, я открою ей тайну, что сделает с ее лицом мой кулак. Ладно, не открою, потому что я ни разу еще никого не била. Я преувеличиваю.

– Мне нравятся тайны, – ответила я. – И я Кейт.

– Какая у вас проблема? – спросила Виктория.

– Дело в моей подруге.

Я открыла рот: звонила Алана. Я чуть не выкрикнула ее имя в микрофон. Виктория посмотрела на меня искоса и сказала:

– Хорошо. Поделитесь с нами.

– У меня есть подруга, самая близкая во всем мире, и я боюсь, она до сих пор не переболела своим бывшим. Он переехал и, несмотря на все ее усилия, перестал с ней общаться, а она все еще не может отпустить ситуацию.

Мне хотелось убить и одновременно обнять Алану. Она видела, что подкаст рушится и горит, и помогала мне. Но, с другой стороны, это был удачный момент, чтобы заговорить о моей проблеме. Умная девочка.

– Сложная тема, – сказала Виктория.

– Совсем не сложная, – встряла я. – Дайте подруге немного времени. Видимо, ей очень нравился этот парень, и сейчас она хочет ненадолго взять паузу от отношений. Что не так?

Виктория посмотрела на меня, выпучив глаза, – похоже, удивилась моему решительному ответу, ведь до этого я предпочитала молчать.

– Может, устроить подруге свидание? – предложила Виктория. – Показать ей, что в море есть и другие рыбы.

– Не думаю, что это необходимо, – отметила я. – Вероятно, ваша подруга вполне способна найти себе рыбу, когда будет готова ее съесть.

– Никто не говорит о том, чтобы есть рыбу, Кэт, – сказала Алана.

Хоть она не стояла сейчас передо мной, я видела поддразнивающее выражение ее лица и блеск в глазах, когда она произносила это дурацкое имя. Я прощу ее за все это, потому что сейчас она спасала меня. Спасала, несмотря на то что с удовольствием заняла бы мое место. Она была самой лучшей подругой на свете.

– Вы правы, ходить на свидания с ней еще хуже, – сказала я.

– Ну, вы знаете, как говорят, – добавила Виктория. – Лучший способ забыть кого-то – это переключиться на кого-то еще.

– Кто так говорит? – спросила я.

– Мы будем часто использовать неопределенно-личные конструкции, так что привыкай. – Виктория подмигнула мне.

– Лично мне нравится поговорка: «Время лечит раны», – сказала я. – Просто будьте рядом с ней.

– Я всегда буду рядом с ней, – ответила Алана.

– Уверена, ей большего не нужно, – добавила я.

– Вы правы. Спасибо за совет! – сказала Алана.

– Не за что, – присоединилась Виктория. – Спасибо, что позвонили.

Через несколько минут Алана вернулась в студию и заняла свое место. Я сначала прожгла ее взглядом, но потом проговорила губами: «Спасибо», и она улыбнулась.

Снова заморгал красный огонек, и я дернулась. В наушниках что-то зашумело, и я поняла, что звонок перевели на нас.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема», – сказала Виктория. – Чем мы можем вам помочь?

– Это подкаст с советами? – произнес женский голос.

– Да, – ответила Виктория.

– Советы от старшеклассников?

– Да, – повторила Виктория.

Я не понимала, как она могла улыбаться, когда голос звонившей так и сочился недоверием.

– Достаточно ли вы квалифицированны, чтобы давать советы? – спросила женщина.

– У нас нет совершенно никакой квалификации, – сказала я.

Виктория выдала натренированный смешок. Интересно, действительно ли она тренировала его? Репетировала с зеркалом в ванной прошлым вечером, как и я?

– Мы не считаем себя специалистами, – сказала она. – Просто надеемся высказаться объективно и открыто обсудить проблему.

– Удачи, – сказала женщина и повесила трубку.

И на этом все. Больше никаких звонков не поступало. Мы выждали выделенный для занятия час, и мисс Лион выключила оборудование. Я вышла из кабинки, чувствуя усталость и облегчение оттого, что все закончилось. На данный момент.

– Итак, – начала мисс Лион, когда мы с Викторией присоединились к остальным по ту сторону стекла, – завтра наша команда отредактирует запись. Этот подкаст станет вступлением, а не полноценным выпуском. Не думаю, что получится выжать из него больше пятнадцати минут. А потом на уроке подумаем, что нужно предпринять, чтобы звонков было больше. Надеюсь, когда люди услышат первый подкаст, они проникнутся идеей. – И добавила, лишь подтвердив мой страх, что все это напоминало полный провал: – Все нормально. Вышло не так уж плохо.

Фрэнк, который стоял ближе, чем я думала, произнес, чтобы я услышала:

– Нет, было ужасно.

Я прижала руку ко лбу и застонала. Возможно, сойти с дистанции – лучший выход из положения.

Глава 8

– Не хочу слышать, будто все получилось отлично, – сказала я Алане, как только мы вышли из студии в широкий коридор.

– Я собиралась сказать совсем другое. Это было ужасно. Ты облажалась.

– Эй!

– Но еще хуже, что никто особо не звонил. Твой позор на этом фоне меркнет.

Я толкнула дверь в конце коридора. Меня тут же сбила с ног жара, смешанная с сосновым ароматом. Я на мгновение остановилась, чтобы вдохнуть его. Немного пахло озером, и это ослабило мое напряжение.

– Спасибо, что хотя бы чуточку нас спасла, – сказала я, с благодарностью посмотрев на Алану. – Ты лучшая!

– Не за что. – Она замолкла. – И знаешь, Кейт, я и правда за тебя волнуюсь. Из-за Хантера.

Я схватила ее за руку и сжала.

– Я тебя люблю, но не хочу о нем говорить.

– Знаю.

– Нет, я серьезно.

– Ладно, обещаю, что отстану от тебя, как только ответишь на один вопрос: я ведь была права? Ты все еще цепляешься за него. Я так решила, потому что ты уже несколько месяцев не смотришь ни на одного парня. Надеюсь, что я ошибаюсь.

– Я преодолела эту стадию. Цеплялась за него все лето, сейчас же я…

– Отпустила его?

Я засмеялась:

– Разве что на поводке.

Она покачала головой:

– Вместо того, чтобы держать его на поводке, лучше бы помогла мне с моей романтической историей.

– Ты поедешь со мной и Лизой в понедельник в обучающий центр, чтобы потусоваться с Диего? – спросила я, когда мы направились к моей машине. После нескольких обсуждений мы остановились именно на такой стратегии.

– Не будет ли это слишком очевидно? – спросила Алана, накручивая на палец прядь темных волос.

– Возможно, но когда это тебя останавливало?

Алана засмеялась:

– Хорошо. Так как ты теперь у нас специалист по советам, буду тебя слушаться.

– Очень смешно. Кстати, когда подкаст выкладывают в сеть? – спросила я.

– В пятницу.

– О боже. Не могу дождаться своего дебюта.

Не то чтобы этот подкаст никто не слушал. У него было некоторое количество преданных поклонников. И у меня оставалось два дня, чтобы притвориться, что все это может взять и исчезнуть.

* * *

Ветер разметал мне волосы и грохотал в ушах, и меня чуть не занесло на гидроцикле. Я знала, что ехала быстро, возможно, даже слишком, но мне было так хорошо. Мне нравилось быть на озере, нравилось заниматься тем, что у меня хорошо получалось. Я не чувствовала себя глупо или не в своей тарелке, не чувствовала чужого осуждения. Наоборот, я была сильной и уверенной. Свободной.

Если не считать того факта, что меня здесь быть не должно. Мне следовало привести этот гидроцикл в порядок. Двадцать минут назад я оставила на пирсе ведро с мыльной водой. День подходил к концу, и мне предстояло отмыть целый ряд гидроциклов. Но, стоя на пирсе и держа в руке ведро, я поняла, что прямо нуждаюсь в этом.

Я ослабила хватку на рукояти газа, и гидроцикл остановился. Прижалась лбом к рулю, и напряжение схлынуло с плеч и спины. Я была расслаблена и счастлива, и это ощущение стоило выражения папиного лица, когда полчаса спустя я подъехала к пристани. Но совсем не стоило того обстоятельства, что он держал в руке полотенце и явно сделал за меня всю работу. Он вздохнул.

– Кейт, я знаю, что этот зов непреодолимой силы, но иногда надо сопротивляться ему.

– Мне нужно было отвлечься.

– Тебе всегда нужно отвлечься.

– Это неправда. Я много работаю на пристани.

Он усмехнулся.

– Я говорил не про это, а про то, что ждет тебя дома: домашнее задание, работа по дому, обязанности.

С этим я не могла поспорить.

– Извини.

– Беги домой. Мама сказала, ты должна была сделать домашнее задание, перед тем как пойти на озеро.

– Знаю. Извини.

Возможно, мне недоставало чувства вины. Я повесила ключи и направилась домой.

* * *

Следующие два дня пролетели молниеносно, и я не заметила, как наступила пятница. Я расхаживала по своей комнате. Лиза и Алана сидели на моей кровати и смотрели на меня. Мы только что закончили слушать первый выпуск… или вступление… или как там мисс Лион назвала это. Команда редакторов постаралась и по крайней мере убрала тишину.

– Мне казалось, ты ненавидишь, когда тебя называют Кэт, – отметила Лиза.

Редакторы также убрали те моменты, где я исправляла свое имя.

– Ненавижу.

Но мое имя беспокоило меня меньше всего.

– Получилось не так уж плохо, – наконец сказала Алана, повторяя слова мисс Лион, которые она произнесла в среду. Но если кто-то говорит, что получилось не так уж плохо, значит, все было с точностью до наоборот.

– Ты вела себя забавно, – добавила Лиза.

– Это точно, – согласилась Алана. – И поиздевалась над прямотой Виктории. Мне почти показалось, вы хотели сыграть именно так.

– Ты сказала «почти».

Я опустилась на пол и подтянула колени к груди.

– Ты говорила, как лягушка, но в остальном все прошло хорошо, – сказала Лиза, играя со светлым хвостиком. – Не понимаю, почему ты так переживаешь.

– Спасибо, Лиза.

– Ваша команда придумала, как получить больше звонков? – спросила Алана.

Сегодня на уроке мисс Лион разделила нас на команды, чтобы мы устроили мозговой штурм.

– Вообще-то нет. – Я вздохнула, сидя на полу. – Моя команда была слишком занята другим: давала мне советы, как вести себя в эфире, чтобы всем понравиться.

– О, да? И какие советы они тебе дали? – спросила Алана, поерзав на моей кровати.

Я вспомнила их предложения.

– Один из них – улыбаться, когда говорю. Тогда всем хотя бы будет казаться, что я счастлива.

Лиза растянула губы в улыбке.

– А это срабатывает? Мой голос звучит счастливо? – спросила она нас.

– Ты говоришь как робот, – отметила Алана. – Ты должна улыбаться и при этом двигать губами.

– Разве это возможно?

Лиза несколько раз попробовала прошептать слова с улыбкой на лице.

– А твоя команда? – спросила я Алану. – Придумали мегаплан захвата аудитории?

– Нет. Они считают, что, как только выйдет первый выпуск, многие сами станут звонить.

– По какой причине? – спросила я, ощутив поражение. – Из-за моего очарования?

– Из-за того, что захотят засветиться в подкасте, наверное, – пожала плечами Алана.

Я потопала ногой по полу.

– Может, попросить всю команду редакторов звонить нам в среду с фиктивными проблемами? – предложила я, вспомнив звонок Аланы. – Они могут поработать над голосом и актерскими навыками.

Алана сползла с моей кровати и устроилась рядом со мной на полу. Закинула руку мне на плечо.

– Посмотри на это с другой стороны.

– А есть другая сторона?

– Хуже этого выпуск не может быть, верно? Поэтому новые будут только лучше.

– Ты только что сглазила. На следующей неделе нам кто-нибудь позвонит с претензией на недожаренное мясо из местной закусочной.

– Или захотят, чтобы ты помогла им с домашним заданием по математике, – произнесла Лиза голосом улыбающегося робота. – Упс, мама написала, что пора ужинать. Увидимся позже.

Она спрыгнула с кровати и вышла из комнаты. Алана сжала мою руку.

– Ты слишком строга к себе. Давай пока забудем об этом дурацком подкасте, хорошо? – Она потянула меня с пола вверх. – Сегодня пятница. Мы найдем, как потрясающе провести время.

Глава 9

– Это отель мистера Янга, – прошептала я Алане полчаса спустя; мы стояли у металлических ворот, за которыми виднелись бассейн и джакузи. – Ты хочешь, чтобы он еще больше ненавидел мою семью?

– Думаешь, в пятницу вечером мистер Янг уделяет время каждому своему объекту недвижимости? – Алана махнула рукой, ее большие карие глаза сверкали от азарта. – Я тебя умоляю. Кроме того, ему принадлежат все отели города. Поэтому у нас и выбора-то нет, если хотим попрыгать в джакузи.

Таким был потрясающий план Аланы на вечер пятницы. Под шорты и топики мы надели купальники и были готовы прокрасться на территорию.

– «Сьерра-Инн» не принадлежит мистеру Янгу, – отметила я.

– Ты права, – сказала Алана. – Вот поэтому в «Сьерра-Инн» нет джакузи.

К нам по тропинке направлялась пара, и Алана оттащила меня немного в сторону.

– Мы забыли ключ, – сказала она, когда они дошли до ворот.

Парочка открыла ворота своими ключами, придержав их, чтобы впустить нас.

– Видишь, как легко, – тихонько сказала Алана. – Считай, что мистер Янг должен вашей семье за все проблемы, которые он причиняет.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Национальный праздник США, отмечается в первый понедельник сентября. – Здесь и далее примечания редактора.

2

В американской школе учатся 12 лет. Последние четыре из них считаются старшими.

3

Речь идет о Даше-путешественнице (героине одноименного американского детского обучающего сериала), у которой есть брат Диего. По телефону явно кто-то пошутил по поводу того, что этот Диего – брат той Даши. – Примеч. пер.